Рассказ о родах с мужем

Моя беременность

Рассказ о родах с мужем

Моя беременность протекала хорошо, я была настроена но естественные роды, планировала рожать с мужем. К концу 39 недели  мне взгрустнулось — кроме опущенного живота и редких тренировочных схваток предвестников  не было и мне начинало казаться, что я буду вечно беременной.

Печальная мысль — особенно с учетом того, что каждое переворачивание себя в постели успело превратиться в тяжкий труд. Живот постепенно перерастал все приличные размеры и грозился в ближайшее время вытеснить любимого мужа с кровати.

Весы давно превратились в злейшего врага, шкаф пугал отсутствием подходящих вещей, каждая прогулка превратилась в тяжелое испытание для ног и спины. В общем полное веселье, это только начало истории про роды с мужем.

Спим. Проснулась от ощущения, что истекаю водой — сразу поняла, что отходят воды. Скомандовала мужу принести белое полотенце — проверили цвет вод — слава Богу, бесцветные. Значит все идет хорошо. Ура, мы рожаем! Эмоции — самые радостные, много шутим, хотя и нервничаем, особенно благоверный.

На часах — ровно полночь, суббота, 17 марта. Начались легкие схватки — каждые 5-6 минут… Так часто — я думала будут реже… Собираемся в роддом — в основном уже все готово, сидели последние недели на чемоданах — вызвали такси и поехали.

У меня идут схватки уже каждые 3-4 минуты. Я на заднем сидении прислушиваюсь к себе, муж засекает «межсхваточное» время, водитель широко открывает глаза и крепко вцепился в руль — видимо решил, что рожу ему в машине.

Мне потешно, настроение радостно-приподнятое, как перед посадкой в самолет по дороге в отпуск.

На часах — около часа ночи. Успешно доезжаем до роддома — водитель чуть не крестится, радуется, что не пришлось в акушерки подаваться. Стучим, охранник нас впускает, показывает дорогу в приемную.

Муж бежит впереди и видимо сильно пугает спящую медсестру, ворвавшись к ней с криком «Мы рожаем!». Никому не пожелаю такого пробуждения — двухметровая туша с горящими глазами будит вас среди ночи с таким криком… Бедная сестричка, наверное, сама чуть не родила.

Документы смотрела бледноватая, на мужа все остальное время косилась с подозрением…

Роды с мужем

Звоним нашему врачу — не можем дозвониться. Ну, наконец-то, дозвонились, она говорит, пусть смотрят на кресле, потом звонят ей. Сразу становится немного спокойнее. Потом — клизма, осмотр на кресле — шейка полностью закрыта, доктор говорит, готовьтесь к классике — 10-12 часов.

Я уже переодета в желтую ночнушку — чувствую себя старушкой, для полноты картины чепчика не хватает. Мужу тем временем скомандовали тоже переодеться в приготовленный одноразовый костюм хирурга.

Он так потешно выглядит, что у меня начинается истерика — такой длинный, в зеленом халате, в шапочке и бахилах, ну прямо хирург из сериала мыльного.

Меня уносит на пять минут — стоит такой себе беременный бегемотик в желтой ночнушке, хохочет и нагибается на схватках… Сестры были в шоке — но, ничего удивительного, мы и в Загсе такое исполняли, в общем, юморная мы семейка…

Нас отводят в предродовую для совместных родов — супер! Душ-туалет, мячик, кровать и даже родильное кресло. На этаже тихо и почти пусто — а я думала, будут кричать и стонать со всех сторон.

Я сразу глушу свет — знаю, что яркое освещение мешает, нужно мягкое и ненавязчивое! Ну и все, опять ждать, как на вокзале. Схватки еще не болезненные, сижу на мячике, в мужем перешучиваюсь. На часах полвторого.

Представляю, что эта канитель на 10-12 часов, становится немного грустно, тем более, что знаю — лежать нельзя. Про себя надеюсь, что хватит сил и, что не нужно будет стимулировать или обезболивать.

Рассказы о родах: Раньше срока

Рассказ о родах с мужем
le>

Выбрали роддом и врача, но контракт в этом роддоме можно заключать только после 36-й недели.

Неспокойное утро

На 34-й неделе беременности мы начали заниматься предконтрактной подготовкой, которую необходимо было сделать для того, чтобы заключить фиксированный контракт. Оказалось, это не просто и не быстро.

Большие очереди, масса каких-то формальностей, анализы, дублировавшиеся по несколько раз… И вот почти все сдано! Я получаю направление на фиксированный контракт.

Мы с мужем решили поехать его заключать в субботу.

Я все это время ждала тренировочных схваток или еще каких-то предвестников, но ничего не было. На тот момент я уже вставала ночью пописать по 3–5 раз.

И вот в четверг в 6:30 я сонная плетусь, как обычно, в туалет и чувствую, что у меня по ногам течет тепленькая водичка! Ой, писаюсь! Тут же просыпаюсь и бегу быстрее. И тут я замечаю, что эта водичка имеет нехарактерный розоватый оттенок. До меня постепенно начинает что-то доходить.

Пытаюсь взять себя в руки, собраться с мыслями, а водичка тем временем потихонечку капает. Зову мужа. Прибегает муж, и я ему начинаю объяснять, что я собираюсь рожать.

Муж, собравшись с мыслями, сует мне в руки телефон, чтобы я позвонила врачу. Будить человека в 6:30 мне не удобно, но, переборов стеснение, я набираю номер. Врач сразу же отвечает и говорит, что нам надо срочно ехать в роддом. Я в панике! Никаких сумок в роддом я еще собрать не успела, более того мы еще даже ничего не купили. Но делать нечего, собираемся и едем.

Рожаю!

По дороге я внимательно прислушиваюсь к своим ощущениям в попытке обнаружить схватки. Вроде стали чувствоваться: живот болит, как при месячных.

Какими-то невероятными маневрами объезжая стоявшие в пробке машины, мы к 10:30 подъезжаем к воротам. На тот момент живот уже болел как при болезненных месячных. Наконец вбегаем в роддом и ждем в коридоре врача.

Джинсы сзади уже все мокрые, прокладка явно не справляется с возложенной на нее обязанностью.

Ждем 20 минут, схватки уже болезненные, я висну на муже, а из коридора на меня сочувственно смотрят беременные и предлагают присесть. Я вежливо отказываюсь, понимая, что если я сейчас сяду, то на стуле останется неприличная лужица.

Наконец появляется мой врач и ведет меня в кабинет на осмотр. Я столько читала про болезненность этой процедуры, что была морально готова терпеть нереальные муки. Но посмотрел он меня совершенно безболезненно; кстати, во время родов я тоже ничего не чувствовала при осмотре. Вердикт вынесен: рожаем, раскрытие 1–2 см. И только тут до меня начинает доходить смысл происходящего.

Я – беременна! Я – рожаю! Первая мысль – что-то я пока вот так, прямо сейчас, не готова рожать… Но может быть можно как-нибудь подождать пару дней… Свыкнуться с мыслью что ли… Бежим с мужем оформлять контракт, там зачем-то нужно мое присутствие. Схватки уже сильно болезненные, так что соображаю я плохо. В отделе продаж очередь, все смотрят на меня испуганными глазами…

Я оказываюсь в кабинете, по всей видимости меня пропустили без очереди. Большое им спасибо! Подписываю какие-то бумаги, меня просят с чем-то ознакомиться, я ничего не понимаю, покачиваюсь на стуле, пытаясь пережить очередную схватку.

И вот я в предродовом отделении. Снова бумаги, какая-то женщина что-то оформляет, как сквозь вату слышу ее слова: «Ну что же у тебя такое невеселое лицо! Ты же рожаешь! Радость-то какая! Улыбаться надо!».

Улыбка наверное у меня вышла не очень, так как больше она ко мне с разговорами не приставала. Наконец мы отправляемся в предродовую палату. Муж пытается меня поддержать, что-то мне говорит, но я его не замечаю.

Повторяю только как заклинание: «Анестезию мне, эпидуральную, сейчас…»

Ложусь на кровать. Наверное, это было моей ошибкой, так как после этого я поняла, что до этого мне было вообще не больно! Врач меня смотрит – раскрытие 4 см, можно делать анестезию. Ура! Приходит анестезиолог, пытается со мной шутить, но бесполезно. Укол делать совсем не больно – он вообще не чувствуется. Жду результата. А его нет…

Начинаю нервничать, все вокруг тоже начинают беспокоиться, мне добавляют дозу и выжидательно на меня смотрят. Схватки становятся сильнее, но никак не легче.

После очередной попытки добавить дозу анестезиолог сообщает врачам, что ничего сделать не может: девушка слишком маленькая, и вся анестезия ушла в ноги вместо живота.

Из соседней палаты тем временем доносятся крики какой-то роженицы. Начинаю тихонько ей «подпевать».

Последний рывок

Со мной постоянно находится врач и 2–3 акушерки, смотрят раскрытие – 7 см, 9 см… Я зачем-то все время спрашиваю, сколько времени, хотя все равно не понимаю, что мне отвечают. Несмотря на боль, меня не покидает ощущение, что все происходит слишком быстро.

Сделали УЗИ, малышка лежит правильно, все хорошо. Делают КТГ – все в норме. Это для меня главное – все остальное не имеет значения.

Мужа я отправила погулять, так как его присутствие мне на тот момент только мешало. Кричать не хочется, дышать правильно не получается, лежу и тихонько постанываю.

И вдруг понимаю, что боль стала постоянной, но я к ней как-то уже начинаю привыкать. И еще меня слегка подтуживает, но это еще не потуги.

Я, честно говоря, так до конца и не поняла, какие они, потуги, – просто схватка немножко другого характера и на нее надо тужиться.

Вокруг меня стоят врачи и акушерки, но ничего не говорят. Смотрят раскрытие – полное. «Вот теперь, – говорят, – тужься!» Начинают объяснять, как надо это делать.

Боль на тот момент уже становится терпимой, я тужусь, как мне говорят, с чувством, что вряд ли у меня это получится, но раз им так хочется… Вдруг внутри что-то произошло. И сразу стало легче. Врачи мне сообщают, что головка прошла сквозь шейку и можно идти на кресло.

Но тут вспоминают, что все три дозы анестезии ушли мне в ноги, то есть я их не чувствую вообще – не могу даже пошевелить пальцами. Меня заботливо перекладывают на кресло. Обнадеженная результатами, тужусь дальше.

Тут врач принимает решение делать разрез, так как дочка маленькая и роды затягивать опасно. Советуют сильно потужиться, чтобы не было больно. Резкая, сильная боль! Я вскрикиваю – и тут вдруг все проходит. Вообще все, как будто ничего и не болело.

Я вижу, что акушерка держит на руках что-то маленькое, красно-синенькое. Моя дочка! Она сразу закричала. Врачи сразу стали осматривать ее, чтобы исключить риски в связи с недоношенностью.

Через несколько минут мне сообщили, что с девочкой все хорошо, и положили ее рядом со мной. Это длилось несколько секунд, но их я не забуду никогда! Моя малышка, голенькая, маленькая, лежит рядом и смотрит на меня таким внимательным глубоким взглядом.

Серьезные синенькие глазенки, которые как будто оценивают тебя. У меня потекли слезы.

Потом дочку забрали на осмотр, меня зашили и пустили мужа ко мне. Он подошел, поцеловал меня и сказал: «А ты видела, какая она у нас красивая? И у нее такие умные глазки».

Так как Юлия хотела рожать по контракту и вместе с мужем, ей необходимо было пройти предконтрактную подготовку, чем она и начала заниматься на 34-й неделе беременности, так как обычно контракт заключается в 36 недель.

Предконтрактная подготовка включает в себя клинико-лабораторное обследование, необходимое для того, чтобы, во-первых, детально оценить состояние будущей мамы накануне родов, а во-вторых, эффективно прогнозировать особенности течения родов и по возможности свести к минимуму осложнения для будущей мамы и плода.

Юлия рассказала, что незадолго до родов она вставала ночью в туалет не менее 3–5 раз. Это нередкое явление на таком сроке; оно связано с давлением увеличенной беременной маткой на мочевой пузырь (что уменьшает его емкость, поэтому чаще возникают позывы на мочеиспускание).

Увеличение отделения мочи в ночное время обусловлено усилением почечного кровотока за счет устранения дневных стрессорных воздействий, способствующих спазму и ухудшению кровоснабжения почек.

При излитии околоплодных вод, особенно если оно происходит неожиданно, при недоношенной беременности, будущие мамы поначалу путают его с непроизвольным мочеиспусканием. Так произошло и у нашей героини.

Но Юлия разумно обратила внимание, что жидкие выделения имеют «нехарактерный розоватый оттенок». Это говорит о том, что определить излитие вод довольно легко: они не имеют никакого запаха; не сопровождаются позывами на мочеиспускание; подтекают либо постоянно, либо порциями и, как правило, светлые и прозрачные, как простая вода.

Вариантом нормы является небольшое окрашивание вод в розоватый цвет за счет примеси крови, которая появляется при начале открытия шейки матки за счет образования в ней микротрещин.

Когда Юлия вступила в активную фазу первого периода родов (которая начинается после 4 см открытия шейки матки), появились условия для предоставления эпидуральной анестезии, относящейся к наиболее эффективным методам обезболивания родов. При данном способе обезболивания лекарственное вещество вводится в эпидуральное пространство, расположенное между твердой мозговой оболочкой, покрывающей спинной мозг, и позвонками путем введения катетера в области поясницы.

Так как роды у Юлии были преждевременными, тщательная анестезия являлась обязательным компонентом медицинской помощи.

Адекватное обезболивание необходимо в первую очередь в интересах плода, в силу недоношенности особенно чувствительного к родовому стрессу.

На высоте схватки, когда маточные сосуды находятся в состоянии спазма, будущая мама испытывает боль, это способствует усилению сужения сосудов и ухудшению внутриутробного состояния плода из-за снижения поступления к нему с кровью кислорода.

Нина Абзалова, врач акушер-гинеколог, канд. мед. наук, Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

К сожалению, у нашей роженицы не развилась полноценная анестезия в родах, что произошло в силу особенностей ее анатомического строения. Связано это с тем, что у женщин с низким ростом может быть в большей степени выражено отклонение позвоночника кпереди.

Кроме того, анатомические ориентиры, на которые опирается врач-анестезиолог при введении иглы в эпидуральное пространство, у женщин с нетипичным телосложением могут быть смещены.

Это приводит к тому, что введенное обезболивающее вещество уходит вниз и обезболивание развивается не на уровне области живота (как это должно происходить в норме), а лишь на уровне нижних конечностей.

Когда период раскрытия шейки матки подходил к концу (раскрытие составляло 9 см), Юля говорит, что правильно дышать у нее не получалось.

Правильное дыхание при большом раскрытии шейки матки необходимо, во-первых, для предотвращения преждевременных потуг, так как когда шейка раскрылась не полностью, насильственное продвижение плода может стать причиной разрыва (или даже нескольких разрывов) шейки матки. Во-вторых, отвлекающий эффект дыхательных упражнений обладает обезболивающим действием. В тот момент, когда до полного открытия шейки матки осталось совсем немного, необходимо в момент схватки дышать поверхностно и часто – «по-собачьи» (как собака в жаркую погоду).

После полного раскрытия шейки матки Юлия отметила, что боль стала вполне терпимой. Это закономерно, так как наиболее выраженные болевые ощущения отмечаются в процессе раскрытия шейки матки. Юлии наконец разрешили тужиться, и она начала это делать, почему-то не рассчитывая, что у нее это получится.

Важно тужиться правильно, внимательно слушая указания медицинского персонала, и тогда буквально за несколько потуг ребенок преодолеет родовые пути. Для эффективной потуги необходимо рассчитывать силы таким образом, чтобы за время одной схватки потужиться три раза.

Перед потугой необходимо сделать глубокий вдох (как будто вы собираетесь нырнуть под воду) и задержать дыхание, после чего начать напрягать мышцы брюшного пресса, как при акте дефекации. Голову при этом надо поднимать по направлению к пупку, прижимая подбородок к груди.

Потужившись, нужно сделать плавный выдох через нос, после чего вновь плавно вдохнуть и потужиться еще дважды.

Ни в коем случае нельзя тужиться в лицо (когда лицо, глаза и щеки краснеют и даже багровеют), так как это не приведет к продвижению плода и станет причиной возникновения кровоизлияний в кожу лица и склеры (белые оболочки глаз) в виде множественных красных точек, которые могут сливаться, образуя довольно большие участки.

Кроме того, неправильные потуги приводят к страданиям плода, так как замедляется его продвижение по родовому каналу. В соответствии с правилами ведения преждевременных родов, когда головка плода достаточно опустилась, было принято решение произвести эпизиотомию – рассечение промежности.

Эпизиотомия при преждевременных родах выполняется для того, чтобы максимально облегчить прохождение головки плода по родовым путям и не допустить ее сдавления, которое может оказать травмирующее воздействие на хрупкий организм недоношенного ребенка.

После рождения дочки Юлии врач-педиатр был готов к немедленному оказанию помощи новорожденному, так как наиболее частой патологией, с которой можно столкнуться у недоношенного малыша, является синдром дыхательных расстройств плода.

Он развивается в связи с незрелостью легочных тканей и недостаточной продукцией сурфактанта – поверхностно-активного вещества, не позволяющего легочным пузырькам спадаться во время дыхания. Именно поэтому, когда ожидается рождение недоношенного ребенка, врача-неонатолога предупреждают об этом заранее, чтобы все было готово к оказанию экстренной помощи новорожденному.

Источник фото: Shutterstock

Источник: https://www.2mm.ru/mama/rody/1098/ranshe-sroka

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.