Пряности и мировая история

Содержание

Специи в истории и культуре человечества

Пряности и мировая история
Время чтения: 7 мин

Что читают с этим материалом? Уход за кожей весной — делаем маски и не забываем про витамины

Говорят, «главных вкусов» всего четыре — сладкий, соленый, кислый или горький. Это «азбука», из которой составляют кулинарные комбинации. И за каждую ее «букву» на столе якобы должен быть свой «ответственный». Подсластить блюдо можно сахаром, подсолить — солью, кислинку добавляет уксус, а на перец приходится горечь.

Но ведь перец не только горький. Прикоснитесь к нему языком — он не так горчит, как печет.

Почему же среди «главных вкусов» нет пекучего? Или острого? Дело в том, что ученые до сих пор не установили, какие вкусовые рецепторы реагируют на «острое» раздражение.

То есть для них жгучий пока вообще не является вкусом. А ведь перец был известен еще тысячи лет назад. Liferead и газета «Сегодня» собрали самые интересные истории о пряностях.

Специи в истории — крылатые контрабандисты

Когда Молуккские острова (их еще называли Островами пряностей) захватили голландцы, они попытались установить монополию на выращивание и продажу главной местной специи — мускатного ореха. При малейшем подозрении в продаже орехов «на сторону» туземцев казнили. Если находили «незаконные» посадки мускатника — наказывали всех жителей соседних сел.

Но несмотря на все жестокости, новые деревья появлялись одни за другими. Только спустя столетие зоолог Конрад Темминк доказал, что туземцы в большинстве случаев вообще были ни при чем. Драгоценные семена переносили в своих желудках птицы, лакомившиеся плодами мускатника. И вместе с пометом «сеяли» их каждый раз на новом месте.

Зеленый голубь. Заводил «контрабандные» плантации

Что читают с этим материалом? Инна Чурикова. Красота VS гениальность, или когда страдания во благо

Специи в истории — как наш князь лишил Европу пряностей

В раннее средневековье пряностей в Западную Европу попадало так мало, что их ценили наравне с драгоценными камнями.

Византийцы устанавливали на них просто заоблачные цены, поэтому покупать специи стремились у христианских купцов, живших под властью арабов.

Тем, правда, ездить в Европу было непросто, поскольку их в любой момент могли обвинить в шпионаже — в пользу единоверцев-христиан или, наоборот, своих мусульманских властителей.

Снисходительнее относились к купцам-евреям, которых не считали «своими» ни те, ни другие. Мусульманские авторы называли еврейских торговцев раданитами, переводя это имя с персидского как «знатоки путей».

Главным путем, которым раданиты попадали на Запад, был Дунай, а на Востоке их покровителями были правители Хазарского каганата. Но после того, как хазары были разгромлены киевским князем Святославом, упоминания о раданитах из исторических документов пропадают. А вместе с ними в Западной Европе в очередной раз исчезли и специи.

Раданит — еврейский торговец пряностями. Китайская статуэтка

Специи в истории — драгоценный шафран собирали… обезьяны

Самой дорогой пряностью и сегодня считается шафран — рыльца одного из видов крокуса. В древности его собирали не только люди, но и… обезьяны.

Мартышки за работой

Изображения мартышек, собирающих шафран, были найдены на греческом острове Санторин — на фресках второго тысячелетия до нашей эры!

Шафран — рыльца крокуса

Что читают с этим материалом? Постные блюда — здоровые и полезные рецепты от диетологов

Специи в истории — в гостях у сказки о пряностях

Торговцы старались держать в тайне информацию о том, где выращивают пряности и как до них добраться. Чтобы отпугнуть конкурентов и повысить цены на свой товар, они распространяли самые невероятные истории о трудностях, с которыми сталкиваются смельчаки, отважившиеся на далекие путешествия.

Греческому историку Геродоту арабские купцы рассказывали, что корицу в своих гнездах собирают огромные птицы, которых приходится кормить огромными кусками мяса. Под весом этих кусков гнезда якобы падают на землю, и корица достается людям.

Подобные купеческие байки стали основой сказок о Синдбаде-мореходе, который, среди прочего, тоже приторговывал пряностями.

Европейцы верили басням долгие столетия, пока Марко Поло не увидел своими глазами, как выращивают и собирают пряности. Но по иронии судьбы соотечественники еще долго называли фантазером и сказочником самого Марко Поло.

«Сбор корицы». Средневековая миниатюра

Специи в истории — почему мы совсем разные растения называем перцем

Заоблачные цены на индийский черный перец заставляли европейцев искать ему замену.

Еще в средние века из Западной Африки начали привозить так называемые «райские зерна», или малегету. Она, правда, уступала по вкусу индийским специям, но торговцы ее упорно называли перцем, только африканским.

В поисках мест, где растет малегета, португальцы постепенно продвигались на юг и вскоре добрались до африканского царства Бенин. А там обнаружили еще одно пряное растение — узизу. Которую сразу назвали перцем, на этот раз бенинским.

Когда Колумб открыл Новый Свет, он упорно искал доказательства, что доплыл до Индии. И нашел плоды, напоминавшие горошины перца. Но оказалось, что это ягоды местного американского растения, известного нам как душистый, или ямайский перец.

Что читают с этим материалом? Шевченко — помощь сахарного короля, Кобзарь из Женевы и первые стихи из Летнего сада

В конце концов соратники Колумба обнаружили, что индейцы охотно приправляют еду порошком, который получают из молотых стручков. Стручки эти никак не были похожи на знакомые европейцам пряности. Но их нужно было как-то назвать. Решение пришло быстро. Раз стручки имеют острый вкус — значит, и это перец. Только не черный, а «красный».

Оказалось, правда, что стручковый перец бывает не только красным, но и зеленым — как, например, жгучий халапеньо. А некоторые стручки вообще не острые, а сладкие, как, например, болгарский перец. Но, когда об этом узнали, название уже прижилось, а переименовывать находку не стали.

Пестрая история. «Красный» перец не всегда красный

Специи в истории — корни и горошины вместо денег

Пряности долгое время использовали вместо денег. Горошины перца были для этого очень удобны — небольшие, почти одинаковые по размеру, пользующиеся постоянным спросом. Не удивительно, что перцем в Юго-Восточной Азии рассчитывались вплоть до XVIII века!

На Ближнем Востоке в древности вместо денег использовали имбирь — его, как и золото, например, можно было рубить на маленькие куски, и каждый из них сохранял свойства целого корня.

«Монетки» из имбиря. Использовали как деньги

Специи в истории — гвоздику везли на другой конец Земли, чтобы… сжечь

При раскопках храма бога Дагона на берегу реки Евфрат археологи обнаружили сосуд с обугленными бутонами гвоздики. Их сожгли в 18 веке до нашей эры.

Но в те далекие времена гвоздичные деревья росли только на Молуккских островах (сейчас это Индонезия).

Получается, что драгоценные пряности (а стоили они очень дорого) везли через полмира только для того, чтобы принести в жертву и окурить благовонным дымом статуи богов.

Сушеные бутоны гвоздики

Что читают с этим материалом? Малевич — жены, шпионаж и граненый стакан автора Черного квадрата

Специи в истории — индийский перец нашли… в носу у мумии Рамзеса

Ученые, исследовавшие мумию фараона Рамзеса II, обнаружили в царском носу горошины черного перца, выращенного в Индии. Возможно, их положили туда уже после смерти фараона.

Но не исключено, что египетский правитель пользовался перцем и при жизни — например, чтобы отгонять неприятные запахи. А вот использовали ли египтяне перец в пищу, историкам установить пока не удалось.

Мумия Рамзеса II

Специи в истории — шафрановые буддисты

В древности шафран использовали не только как пряность, но и как краситель. Но выкрашенные им ткани стоили очень дорого, и одевали в них только царей и статуи богов. Не удивительно, что со временем шафрановый цвет стал в Азии символом благородства и даже святости.

Буддийские монахи и сегодня носят одежду именно такого цвета. Сами буддисты, правда, утверждают, что оттенок просто понравился ученику Будды Мадьянтике, который проповедовал в Кашмире и там увидел, как собирают шафран.

«Пряные» буддийские монахи. В одеяниях шафранового цвета

Что читают с этим материалом? История дивана — главные этапы эволюции и популярные формы

Специи в истории — жертвы информационной войны

К 17 веку главным поставщиками специй в Европу стали голландцы и англичане. А вот Франция, самое сильное государство континента, колоний, где бы выращивались пряности, не имела. Но у Людовика XIV было секретное оружие. Информационное.

Книга известного повара Пьера де ля Варенна, убеждавшего читателей, что изысканные блюда не должны содержать большое количество пряностей. Книга разошлась огромными тиражами не без содействия французского правительства.

И вкусы европейцев, привыкших все делать по «версальской моде», действительно изменились. Перец быстро потерял популярность, подешевел и превратился из драгоценности в обыкновенную приправу, доступную даже людям среднего достатка.

Каверзная книга. Разорила торговцев пряностями, поскольку уверяла, что их не нужно использовать много

Специи в истории — застывший сок любви выжали до остатка

В Древней Греции самой популярной пряностью был сильфий. Так называли траву, которая росла в Киренаике (нынешней Ливии). Больше всего ценили сок сильфия, похожий на молочко. Он быстро застывал на свежем воздухе и превращался в маслянистый порошок — лазер, который и добавляли в пищу.

В других странах прихотливое растение вырастить никак не удавалось, а для жителей Киренаики заготовка драгоценной пряности со временем превратилась чуть ли не в единственное занятие.

Ремесла пришли в упадок, поля оставались непаханными, все только и делали, что собирали сильфий. Цены на него выросли еще больше, когда стало известно, что лазер — сильный афродизиак, «застывший сок любви», как описывали его поэты.

Но чем дороже стоил сильфий, тем более варварскими становились методы его заготовки. В конце концов, к середине 1 века «охотники за пряностями» окончательно уничтожили когда-то бескрайние луга Киренаики.

И любителям пряностей волей-неволей пришлось использовать заменитель популярной специи — сок асафетиды. Асафетида, впрочем, афродизиаком уже не была, да и само ее название (в переводе с греческого — «вонючая») говорит о том, как сильно она уступала в глазах современников исчезнувшему сильфию.

Киренская монета. Чудо-трава сильфий больше не существует

Что читают с этим материалом?

Источник: https://liferead.media/history-people/specii-v-istorii.html

История появления пряностей и их классификация (стр. 1 из 9)

Пряности и мировая история

Пряности в истории

Классификация и ассортимент

Анис, anise

Бадьян, star anise

Кардамон, cardamom

Тмин, caraway

Перец душистый, allspice

Черный перец, black pepper

Чилли, chilli (чили, chili)

Сорта чили

Пряности в истории

История появления пряностей и способы их употребления тесно связаны с историей развития человечества. Первыми их начали применять первобытные люди. В эпоху палеолита – а это было ни много, ни мало 450-500 тысяч лет тому назад – охотники, готовя пищу, улучшали вкус сырого мяса пойманных животных лесными плодами, клубнями или корешками некоторых растений.

Именно это время можно назвать началом истории использования пряных растений. Американские археологи утверждают, что человек знал некоторые пряные растения еще в эпоху мезолита, то есть 50 тысяч лет до н.э., и тоже использовал их для улучшения вкуса сырого мяса.

Однако наиболее достоверные доказательства употребления пряностей относятся к эпохе неолита, когда людям уже были известны тмин, дягиль, мак и пастернак. Такое утверждение возникло на основе целого ряда находок.

Оказалось, что первобытный человек уже научился готовить простейшие блюда, улучшая их вкус ароматными корешками и травами.

Постепенно, изучая их свойства и влияние на свой организм, человек начал использовать их в качестве лекарственных средств.

https://www.youtube.com/watch?v=l6TExb5Ck8w

Впоследствии пряные растения не только стали неотъемлемой частью многих кулинарных блюд, но и приобрели статус самых дорогих и ценных предметов торговли. Поэтому дальнейшая история открытия, изучения, распространения и торговли пряностями неразрывно связана с политическими потрясениями, интригами и войнами.

Нужно отметить, что с накоплением определенных знаний появилась и соответствующая литература. В письменных источниках IX века до н.э. содержатся упоминания о растениях и пряностях, приводятся приблизительно 600 лекарственных и пахучих веществ. Позже король Ассирии Меродах-Баладан (721 – 710 годы до н.

э) написал книгу практических советов по выращиванию пряностей в своих садах. В то время широко применялось около 60 видов пряных растений. Древним персам уже было известно несколько видов лука, чеснока. В китайских источниках указано, что император Хованг-Ти (2700 лет до н.

э) применял пряности в смесях с листовыми овощами и в качестве лекарств.

Наиболее полные ранние источники сведений о применении пряностей относятся к 700 году до н.э. Жители Вавилона, будучи великолепными торговцами, перевозили пряности по караванным сухопутным и по водным путям на судах по рекам Тигр и Евфрат. Самыми распространенными пряными “товарами” были шафран, фенхель, тимьян, тмин, кунжут, кардамон, укроп, чеснок, лук и кориандр.

Из письменных источников известно о широком применении пряностей в Древнем Египте. Сюда их завозили арабы. Постепенно они развернули торговлю и стали удовлетворять потребности не только собственные и Египта, но и других стран. Пряности использовались здесь для лекарственных, косметических и кулинарных целей, а также для проведения культовых обрядов.

В Древней Греции тоже была известна большая часть современного ассортимента пряностей. Интересно, что черный перец, корица и имбирь одновременно являлись символами богатства и роскоши.

Пользовались популярностью анис, тмин, фенхель, кориандр, мята перечная, петрушка, майоран, лавровый лист и некоторые другие пряности.

Древние римляне позаимствовали способы употребления пряностей у древних греков.

Все последующие века пряности были одним из самых популярных предметов торговли. За ними снаряжались экспедиции. Знаменитые путешественники способствовали пополнению разнообразных сведений об “ароматном” товаре, привозя из далеких странствий все новые и новые виды пряных растений. Многие путешественники и мореплаватели оставили свои записи о далеких странах.

Монах Косма Индикоплов в книге “Христианская топография” (530 год) описал некоторые пряности. Венецианский путешественник Марко Поло опубликовал книгу с описанием сделанных им открытий, где поместил рассказ о пряных растениях. Эта книга оказала большое влияние на Христофора Колумба, вызвав его интерес к поискам новых источников дорогого товара, а именно пряностей.

Полным приключений явилось и плавание экспедиции португальца Васко да Гамы: многие ее участники погибли, экспедиция потеряла судно. Доход от продажи привезенных пряностей значительно превысил стоимость судна.

В 1519 году была снаряжена испанская тихоокеанская экспедиция Магеллана. Из 265 моряков вернулись всего 18 и флагманский корабль. Стоимость груза гвоздики, привезенного ими, превысила стоимость потерянных кораблей.

Последующие путешествия, войны, торговые экспедиции способствовали еще большему распространению “пряного” товара во всех частях Земли.

Постепенно люди научились использовать пряности не только как ароматную добавку к блюду, но и как лекарственное средство, обладающее чудодейственными свойствами.

Эта книга – краткий экскурс в историю пряностей, она поможет сориентироваться при приобретении незнакомого “ароматного” товара.

Классификация и ассортимент

Пряности являются продуктами растительного происхождения, которые обладают сильным пряным ароматом и часто резким жгучим вкусом. Они улучшают вкусовые достоинства пищи и способствуют ее усвоению.

Особенностью химического состава пряностей является высокое содержание в них эфирных масел, наличие гликозидов и алкалоидов. Известно более 150 видов пряностей. В зависимости от используемой в пищу части растения пряности делят на плодово-семенные, цветочные, листовые, коровые и корневые.

К плодово-семенным пряностям относят анис, бадьян, ваниль, кардамон, тмин, укроп, мускатный орех и цвет, перец, кориандр.

Анис, anise

Вид:

Анис (Pimpinella anisum L) – однолетнее растение семейства сельдерейные (apiaceae), ботанический родственник укропа, фенхеля и тмина.

Корень стержневой, слабоветвящийся, проникающий в почву на глубину 50-60 см. Стебель высокий (60-70 см), округлый, бороздчатый, ветвящийся в верхней части.

Прикорневые розеточные листья – округло-сердцевидные, пильчато-зубчатые, длинночерешковые, средние – с короткими черешками, перисто-рассеченные с клиновидными долями, верхние листья сидячие, трехраздельные с линейными долями.

Соцветие – сложный зонтик, состоящий из 7-15 простых зонтиков. Цветки белые, мелкие. Плод – двусемянка яйцевидной формы со слабым опущением длиной 3-4 мм, диаметром 1,5-2,5 мм. При созревании плоды легко растрескиваются на два полуплодика, каждый из которых несет одно семя.

Зрелые плоды зеленовато-серые с пряным запахом, сладковатые на вкус. Масса 1000 семян составляет 3,5-5 г. Растение перекрестно-опыляемое. Опыляется главным образом пчелами.

Требователен к теплу, влаге и плодородию почвы. Во время цветения необходима ясная теплая погода, дождливая и холодная способствует заболеванию соцветий и слабой озерненности зонтиков. В период цветения и налива плодов засуха и суховеи приводят к щуплости семян и низкому содержанию в них масла.

От начала всходов до созревания семян проходит 110-120 дней при сумме эффективных температур 2000-2200 °С. Анис – растение длинного дня. Прорастание семян начинается при температуре 3-4 °С, оптимальная температура прорастания 25 “С. Всходы появляются через 15-17 дней, а при недостатке тепла – через 25-30 дней после сева (переносят небольшие заморозки).

Характеристика и происхождение:

Анис – одно из древнейших эфиромасляничных и лекарственных растений. О его целебных свойствах знали в Древнем Риме и Греции, оно упоминалось в трудах Авиценны и Гиппократа. Считается, что культивировать это растение впервые начали в Восточном Средиземноморье. По другим сведениям это произошло в Древнем Египте.

Древние римляне первыми использовали семена аниса для оздоровительных целей, а также в пищу.

В первом веке Рима анис использовался в mustaceus – популярном пряном пироге, выпекающемся в лавровых листах и употребляющемся после пиров, чтобы избежать несварения желудка. Плиний писал, что анис освежает дыхание, омолаживает организм.

Растения аниса привязывали у изголовья для очищения воздуха и избавления от кошмарных сновидений. Анис стал таким ценным в Англии, что на импорт наложили налог.

В 1305 году собранные с налога деньги использовали на починку Лондонского моста. Анис как растение описывается в гербариях средних веков, где отмечаются его полезные свойства от многих недугов. Именно тогда ценность его была очень велика.

Английский король Эдуард I в XIV столетии устанавливал налоговую пошлину за ввоз этого товара. Продажная цена семян аниса была очень высокой. По ценности его сравнивали с такими пряностями, как фенхель, кориандр и тмин.

Во многих мудрых кулинарных книгах анис рекомендовали употреблять для ароматизации варенья из орехов, меда и изюма. Сочетая с лавровым листом, корицей, посыпали мясные, холодные блюда особенно заливные.

Эту культуру возделывают в Европе, Азии, Америке, Северной Африке. Анис – древнейшая пряность русской кулинарии: его употребляли еще в Киевской Руси. В 1830 г.

В стране заложили первые плантации растения, а чуть позже Россия стала главным поставщиком аниса на международный рынок, что продолжалось вплоть до первой мировой войны. Анис выращивают на Украине, Северном Кавказе и в Средней Азии.

Как промышленную эфирномасличную культуру его возделывают в основном в Белгородской области.

Произрастает в настоящее время в Ливане, Греции, на Кипре. Из-за ароматических плодов анис выращивают во многих странах: Испании, Италии, Турции, Индии, Китае, Мексике, Чили, США. В России – в Белгородской области.

Культивируют в Молдавии, Украине, государствах Средней Азии, на Северном Кавказе. Другое название: ганус.

Аромат: пряно-сладкий, вселяет в человека оптимизм, делает его дипломатичным, улучшает умственную деятельность, повышает способность к адаптации.

В нашей стране это растение было введено в культуру в 30-х годах прошлого столетия. В начале нынешнего века Россия поставляла за границу около 4000 тонн его плодов.

Источник: https://mirznanii.com/a/125254/istoriya-poyavleniya-pryanostey-i-ikh-klassifikatsiya

Фильм «Пряности и страсти»: Голливудская история о том, как получить звезду Michelin

Пряности и мировая история

Каждый день мы едим, говорим о еде, ругаемся из-за неё, поём о еде, пишем о ней и снимаем её на фото и видео.

Вкусная еда доставляет нам удовольствие, ею хочется делиться, она объединяет друзей и семью за одним столом и нередко бывает поводом для создания новых связей.

В этой рубрике мы хотели бы обратить внимание на один из перечисленных пунктов — еду, запечатлённую на видео, но не в рекламных роликах, а в большом кино.

По просьбе The Village журналист Алиса Таёжная раз в две недели рассказывает о фильмах, где еда и кухня занимают если не главное, то очень важное место. Это будут и редкие старые картины, и новые. Сегодня — фильм «Пряности и страсти» Лассе Халльстрема.

«Пряности и страсти»

The Hundred-Foot Journey, 2014

РЕЖИССЁР: Лассе Халльстрем

В РОЛЯХ: Хелен Миррен, Ом Пури,
Маниш Дайял, Шарлотта Ле Бон, Амит Шах

О чём этот фильм

Индийская семья из пожилого отца и его пятерых детей стоит на паспортном контроле в Голландии: «Вы гарантируете, что приехали сюда не в связи с заранее спланированным замужеством? Чем вы собираетесь зарабатывать на жизнь? Почему вы покинули Англию?» Папа Кадам оставил на родине в Индии собственный ресторан в огне, прах любимой жены и надежду на то, что на родине сможет чувствовать себя в безопасности. В домике под Хитроу в Лондоне было спокойно, но в местных «овощах не было души», и семья отправилась в ржавом минивэне в южные широты — к фермерскому раю, где всё — от сыра до масла — производится небольшими традиционными хозяйствами.

Поломка на границе Швейцарии и Франции приводит семью в затерянный и по-французски обаятельный посёлок городского типа, где есть один мишленовский ресторан «Плакучая ива» и заброшенный дом через дорогу от него. Папа Кадам со взрослыми сыновьями и дочкой решает выкупить место и открыть там ресторан домашней индийской еды Mumbai Palace.

Хозяйка «Плакучей ивы» Мадам Маллори продолжает дело покойного мужа: она принимает в гостях мэра и министров, каждый год дожидается звонка из ресторанного гида Мишлен о следующей звезде, ходит с прямой спиной и просит приглушить звук и у музыки, и у индийской кухни, к которой в этом французском городе никто не привык.

В день открытия индийского ресторана с прилавков городского рынка исчезнут все нужные ингредиенты, и это будет планом Мадам Маллори, чтобы не дать кочевникам задержаться надолго.

Но симпатичный сын индийского семейства Хассан Кадам, научившийся готовить у матери и хранящий на верхней полке чемодан ароматных специй с родины, влюбляется в су-шефа «Плакучей ивы» Маргарет, которая открывает ему рецепты пяти главных французских соусов, собирает с ним грибы и, проникаясь громким семейством и карими глазами Хассана, дарит книги по кулинарии.

Пройдёт несколько сезонов, прежде чем конкуренты и соседи договорятся о том, как им ужиться на одной улице, а молодое поколение поваров увидит себя в будущем мировой кулинарии: среди вековых рецептов, мишленовских звёзд и традиций собственной семьи.

Что мы узнаём из него о еде и о нас

«Пряности и страсти» — праздничное российское название экранизированной истории «Путешествие в сто шагов» писателя Ричарда Мораиса о восхождении молодого многообещающего индийского повара в мире французской высокой кухни.

Именно сто шагов разделяют семейный ресторан Mumbai Palace от уровня «Плакучей ивы», но пройти этот путь — не просто перейти дорогу: крепость высокой кухни защищают с особенным рвением, и попасть в неё чужаку сложно вдвойне.

Режиссёр Лассе Халльстрем окунается в родные воды банальности и снимает ещё одну жизнеутверждающую любовную историю о том, как кухня может быть и полем боя, и местом силы, и пространством любви — в этот раз его занимают пасторальные виды французской провинции, облупленные стены старинных домов и вкусные запахи из духовки. До этого у него были «Шоколад», «Дорогой Джон» и «Рыба моей мечты» — пришла очередь ещё одного кулинарного фильма.

В пафосной и оптимистичной истории о том, что всё возможно, если только захотеть, Халльстрема поддерживают не только продюсеры Стивен Спилберг и Опра Уинфри, но и совсем непривычная команда людей, которые прославились совсем другими фильмами даже в рамках мейнстрима.

Линус Сандрген год назад блистательно снял как главный оператор «Аферу по-американски», а сценарист Стивен Найт написал совсем не оптимистичные истории турчанки в Лондоне для Стивена Фрирза («Грязные прелести»), русских в Лондоне для Дэвида Кроненберга («Восточные обещания») и достиг высот минимализма в «Локке» с Томом Харди, который полтора часа говорит по телефону на камеру, но от этого невозможно оторваться.

Зрители очевидно пойдут на «Пряности и страсти» из-за двоих замечательных главных актёров: статной Хелен Миррен и кряжистого Ома Пури.

Миррен, снявшаяся в другой выдающейся гастрономической истории «Повар, вор, его жена и её любовник», а заодно и в дюжине отличных британских фильмов — от «Долгой страстной пятницы» до «Королевы», зачем-то играет у Халльстрема француженку, хотя это и удаётся ей предельно убедительно и, кажется, без особых усилий. Работа над подобной ролью гранд-дамы с обязанностями была проведена ею ещё в олтмановском «Госфорд-парке». Ом Пури, болливудская звезда и один из главных индийских экспортов, реанимирует свою роль отца пакистанского семейства из незаслуженно забытой комедии о столкновении культур «Восток есть восток» и показывает очередную осень патриарха, которому не хочется расставаться с властью и влиянием в собственной семье.

Мультикультурализм — одна из самых трудных тем, которую опаснее всего свести к происходящему в тарелке: но именно этим и занимается Халльстрем, когда говорит о встрече культур, обобщая, что карри неплохо было бы подружить с запечённым голубем и все мы в конце концов люди. Исходные подобраны так, что уже на десятой минуте очевидно, как сложатся отношения у пар, и что обидно — никому ни минуты не хочется обмануть твои ожидания.

«Пряности и радости» пунктиром говорят о многих второстепенных героях и трудных обстоятельствах, но всем им отведена роль неизменных декораций или массовки.

Какие-то ксенофобы из французской деревни с поджогом, какие-то выборы в Индии, после которых началась травля семьи, какая-то жизнь в Англии в Хитроу — Халльстрем и его сценарист будто бы в упор не видят самое интересное и живое в истории собственных героев и, едва зайдя в заросли, ещё быстрее идут по вытоптанной тропе. В этом плане показательна суперпафосная сцена, когда Мадам Маллори разбирается с подчинённым, написавшим на стене индийского ресторана «Франция для французов» — героиня пламенно критикует французскую политику и цитирует Марсельезу с её милитаристскими идеалами, но сама месяцами раньше отпускала правые намёки и писала жалобы на соседей.

Очевидно, что никто не поедет за тридевять земель с пятью детьми из-за «овощей, в которых нет души», но режиссёру лень разбираться с драмой собственных героев, если они не говорят афоризмами и не шутят в правильный момент.

Выходит, что некритичная, предельно банальная сказка о Золушке с нравоучениями из «Миллионера из трущоб» или «Жизни Пи» общается со зрителем методами фудпорно, а не гастрономии.

И если в индийской и французской кухне вместе взятых, будет дюжина разных соусов, то у Халльстрема под рукой только один: вязкий, густой и ароматный, но жирный и приторный.

В ситуации, когда из синтеза культур можно вытащить историю в духе той, что Абделатиф Кешиш сделал 10 лет назад, странно улыбаться и взахлёб рассказывать знакомый анекдот про индусов и французов, которые летят вместе в одном самолёте: Халльстрем делает это на голубом глазу.

«Пряности и страсти» спекулируют на Миррен и Пури, как «Шоколад» спекулировал на Деппе и Бинош: и в этом разговоре о французских Альпах и индийской кухне режиссёру в очередной раз не хватает владения темой и искренней любви к еде, мастерское описание которой могло бы скомпенсировать сценарные и режиссёрские промашки. Сувенирные открытки с французского и индийского рынка щекочут нос, но работают как имитаторы запаха и вкуса: глянцевые помидоры одного размера кажутся пластиковыми, на аутентичном рынке французской глубинки много костюмов и грима, но мало интересных лиц, а ингредиенты и названия блюд перечисляются неверно (хотя скорее всего здесь виноваты трудности перевода на русский) и между делом. История индийского повара, который в двухминутном клипе превращается в суперзвезду, которую узнают на улице, — и вовсе гипербола, от которой поморщатся все люди из профессионального сообщества: даже супергероям в их сагах достижения даются труднее.

Заповеди старших закономерно зазвучат в устах младших в конце фильма. После каждой шутки подстелят соломки, чтобы зритель посмеялся.

Миррен и Пури будут демонстрировать чудеса витальности, когда станут оживлять историю снобствующей француженки и невоздержанного индийца, между которыми — какой сюрприз! — больше общего, чем различий.

После того как Халльстрем исчерпает свой арсенал из крупных планов еды и людей, сентиментальных танцев и салютов, станет очевидно, что «Пряности и радости» не имеют отношения ни к Франции и Индии, ни к петуху в вине и тикке масале, ни к конкретным Хассану и Маргарет, мисс Маллори и Папе Кадаму.

Единственное, к чему имеет отношение этот фильм, — к американскому бокс-офису, для которого еда — новый секс, а репутация отличных актёров, сценариста и оператора — инструмент в руках одного из самых махровых спекулянтов индустрии, мастеру экранизации бестселлеров с вечной улыбкой на лице.

Если можно снять ванильный фильм о переписке с военным во время войны в Ираке, то почему не собрать кино для фанатов Джейми Оливера и посетителей фермерских рынков? И да, можно поаплодировать Халльстрему в его умении обращаться с калькулятором, но повар из него никакой: взять всё хорошее и просто перемешать в блендере — недопустимый ход как для мишленовского места, так и для душевного семейного ресторана. Так позориться можно только у себя на кухне.

Источник: https://www.the-village.ru/village/food/pichevaya-plenka/164759-pryanosti-i-strasti

История специй и пряностей: древний мир (авторский взгляд)

Пряности и мировая история

Признайте, кулинария без специй похожа на палитру с единственным серым цветом.

Увы, привычные сегодня природные ароматические добавки не всегда радовали вкусовые рецепторы землян: было время, когда приправы и специи являлись достоянием власть имущих.

Ведь они стоили ровно столько же, сколько золото.

История пряностей Древнего мира

История специй буквально тонет в веках. Человек прямоходящий сначала занимался собирательством и только позже, когда в процессе эволюции был задействован большой палец, освоил охоту. Но кто сегодня рискнет утверждать, что, собирая «вершки и корешки», наши дикие предки не лакомились душистыми цветочками-листочками да стебельками?

Это позже, с возникновением письменности, о специях и пряностях шумерами (6 тыс. л. до н. э.) были оставлены клинописные «записки». Древние египтяне и ассирийцы 3 тыс. лет, а китайцы 2 тыс. лет до Рождества Христова тоже писали о чудных растениях, способных лечить, делать пищу вкуснее и дарить красоту лицу и телу.

У древних народов продажа специй была главной «статьей доходов». И хотя практически весь Древний мир добавлял в блюда ароматные приправы, считается — «культурная родина» специй — Индия. Скорее, это заблуждения, но то, что там привычка употребления ароматических трав переросла в культуру, спорить, сложно.

Аюрведа – древнейшая индийская медицинская школа, немыслима без разноцветно-ароматного мира специй. По крохам собранные тысячелетние знания об употреблении ароматических приправ в оздоровлении, сегодня свято хранятся и, что самое удивительное, преумножаются.

Уже 5 тысячелетий назад в Средиземноморскую часть Европы с Ближнего Востока специи попали к древним грекам и римлянам. Правда, Плиний сетовал, что стоят они раз в 100 дороже первоначальной стоимости. А Парацельс и Гиппократ, считая приправы мощнейшим лекарством, горевали о том, что они недоступны большей части сограждан.

Специи и Европа

История специй связана с кровью и болью. В результате завоеваний франкского короля, Карла Великого (основателя династии Каролингов), из Средиземноморья душистые части сушеных растений появились в Европе. Причем, правитель разумно рассудил, что вовсе не обязательно возить из-за морей приправы и специи.

По велению венценосного прагматика в королевских садах насадили ароматные растения. Такая «экономная экономика» сохраняла казну и популяризировала приправы. Жаль, не все росло на королевских грядках, увы, климат не подчиняется указам…

Занимательно, что господа-алхимики тоже полюбили приправы и использовали их для поиска различных чудо-эликсиров. Во времена инквизиции святые отцы, поужинав вкусными блюдами, приправленными специями, уже с утреца приступали к судилищу, обвиняя несчастных искателей «вечного» в сговоре с Дьяволом.

Кто теперь скажет, сколько умных голов сгорело, лишь потому, что решили добавить в «экспериментальную смесь» лишнего перчика или шафрана… Да, в истории пряностей есть и такая «огненная» страница.

Морская история специй

Практичный венецианский купец Марко Поло случайно попал морским путем из Китая (где прожил 17 лет) в Индию. Там он прихватил с собой местных приправ для продажи и написал «бестселлер» о земле, где в избытке произрастают специи. Этот труд превратил спокойную жизнь европейцев в «индийскую лихорадку». Книга подтолкнула искателей денег и приключений к поиску «хлебно-приправных» земель.

Васко да Гама повезло – он действительно нашел путь из Лиссабона в Индию. Правда, далековато плавать пришлось – в обход Африки. А вот бедняга-Колумб заплыл «не туда» — меньше всего его интересовала новая часть света. Хотя золотые запасы открытых земель, похоже, утешили капитана.

Магеллан тоже пообещал своему королю, Карлу V, найти короткий путь в «землю пряностей» (да и правда – дальняя это дорога – из Европы в Индию вокруг Африки). И хоть сам капитан, открыв Филиппины, полег от рук туземцев, один из 5 кораблей его экспедиции достиг Молуккских островов. Капитан–победитель, Элькано, получил дворянский титул и герб с изображением:

  • 3 мускатных орешков;
  • 12 гвоздичек;
  • 2 прутиков коричного дерева.

А чтобы португальская и испанская короны не разругались до войны, мудрый Карл V продал испанскому королю, Хуану III, права на Молуккский остров пряностей, Тидор. После и англичане «подтянулись» к «приправно-торговому пирогу», основав в 1600 г Вест-Индскую компанию. А через пару лет голландцы сделали то же. Одним словом, конкуренция была еще той…

Так, благодаря пряностям, завязались мощнейшая торговля между Европой и Востоком. Сегодня список специй состоит из более 100 наименований. Но, со времен Средневековья он не сильно изменился. А самым дорогим и ныне остается шафран. Вот такая она, история пряностей – загадочная, кровавая, романтичная.

Источник: https://mirspets.ru/istoriya-spetsij-chast-1/

История специй и пряностей

Пряности и мировая история

Раньше было так: шафран, ваниль, мускатный орех и другие экзотические специи ценились на вес золота, обогащая города и правителей и вынуждая колониальные державы бороться за лучшие маршруты поставки специй и пряностей. Множество людей рисковало головой в случае раскрытия незаконной торговли. Истории, связанные с пряностями, повествуют о суевериях и любовных тайнах. Нередко специям приписывали магические и целебные свойства.

В наши дни экзотические специи добавляют изюминку блюдам. Но использовать специи нужно аккуратно. Для этого нужно лишь немного чутья и желания получить удовольствие от экспериментов со специями и пряностями Kotányi.

Давным-давно

Торговля пряностями играла важную роль на протяжении многих веков. Она была связана с властью и богатством. Многие ценнейшие специи пришли к нам из Индии, Китая и Индонезии.

В средние века торговлю специями контролировали преимущественно правители Османской империи, которые зарабатывали на ней большие деньги.

Моряки устали от высоких цен на перец, корицу или имбирь и искали собственные пути в Индию, чтобы нарушить торговую монополию Османской империи.

Тысячи лет истории специй и пряностей

Специи и пряности были в ходу уже в эпоху неолита:  тмин найден в доисторических свайных постройках.

Древние египтяне использовали лук, чеснок, можжевельник  и тмин 4–5 тысяч лет назад не только в качестве пищевых добавок,  но и в качестве лекарственных и косметических средств.

Эти специи также фигурируют в рукописях из Месопотамии. В Китае анис звездчатый, шафран  и имбирь  использовались еще 3–4 тысячи лет назад.

Философы и врачи в Древней Греции и Риме уже 2500 лет назад знали многие травы и пряности, которые находят применение и по сей день. В то время они использовались, главным образом, в качестве лекарственных растений. Александр Македонский привез перец и корицу из своих походов в Персию и Индию.

Греки считали импортные специи признаком процветания. Около 2 тысяч лет назад римляне переняли знания греков о специях и пряностях и сами начали выращивать их. Юлий Цезарь с помощью своих походов также пытался нарушить торговую монополию арабов, которые продавали свои специи по очень высоким ценам.

В 8 и 9 веках нашей эры бенедектинские монахи принесли специи и травы через Альпы в Западную и Центральную Европу. В 12 веке аббатиса Хильдегарда Бингенская оказала очень важное влияние на выращивание ароматических и лекарственных растений, объединив традиционные знания, переданные от греков и римлян, с народной медициной и сделав их доступными для большего числа людей.

В 13-м веке венецианский купец Марко Поло стал первым европейцем, обнаружившим мускатный орех  и гвоздику  в ходе своих путешествий; кроме того, он открыл перец, имбирь и корицу на Малабарском берегу. В то время специи и пряности ценились на вес золота.

В конце 15 века Христофору Колумбу не удалось отыскать знаменитые индийские специи в Америке (которую он ошибочно считал Индией). Однако его корабельный врач Диего Чанка привез в Европу острый перец чили .

В то время как Колумб открывал Америку, португальский исследователь Васко да Гама совершил плавание в Калькутту в 1498 году, нарушив торговую монополию Османской империи. После открытия морского пути в Индию венецианская монополия закончилась.

 

В начале 16 века Эрнан Кортес привез какао-бобы из Америки, где он также обнаружил, что в Мексике стручки ванили  используются для придания какао аромата. В то время португальцы даже уничтожали плантации специй, чтобы удержать высокие цены.

В конце 16 века испанское и голландское главенство в торговле специями и пряностями начали оспаривать португальцы. Франсиско Эрнандес де Толедо отправился в Мексику по поручению короля Филиппа II.

Он обнаружил особый вид перца, который окрестил «пипер табаски» (piper tabasci) — по названию мексиканской провинции Табаско. В Европу эта специя попала под названием перец душистый .

В начале 17 века голландцам удалось вытеснить португальцев из мировой торговли. Они были суровыми и беспощадными стражами своей монополии. На Цейлоне они издали закон о контролируемом выращивании корицы и мускатного дерева. Любому нарушителю этого закона грозила смертная казнь.

Однако в течение короткого периода времени британцы укрепили свое владычество в Индии и установили очередную монополию на торговлю специями и пряностями.

Французский губернатор острова Маврикий Пьер Пуавр привез мускатное дерево с Молуккских островов (группа индонезийских островов) в 1770 году для преодоления этой монополии. В этот период французам также удалось распространить культивирование гвоздики на другие острова.

С тех пор мировое производство пряностей резко возросло. По мере упрощения торговли и постоянного совершенствования транспортировки снижались как цены, так и важность специй.

Источник: https://ru.kotanyi.com/ru/mir-specii-i-prjanostei/istorija-specii-i-prjanostei/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.