Пакт о нападении

Содержание

«Отодвинули на полтора года начало войны»: как пакт Молотова — Риббентропа предопределил победу над нацизмом

Пакт о нападении

80 лет назад был заключён договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный также как пакт Молотова — Риббентропа.

Он стал последним из аналогичных документов, подписанных в 1930-е годы между рядом европейских государств. Благодаря этому соглашению Советский Союз смог отодвинуть свою западную границу более чем на 300 км — от Минска до Бреста.

О том, как пакт Молотова — Риббентропа отразился на итогах Второй мировой войны, — в материале RT.

Первая мировая война и серия последовавших за ней конфликтов привели к масштабному изменению европейских государственных границ, которые не всегда совпадали с этническими. В частности, миллионы немцев и венгров оказались гражданами чужих государств.

А Польша заняла территории, относившиеся ранее к Германии, а также земли Западной Украины и Белоруссии. При этом польское руководство было недовольно вхождением в состав Чехословакии Тешинской области, в которой проживало значительное количество поляков.

Всё это породило межгосударственные споры и спровоцировало реваншистские настроения в странах Европы. Одним из политиков, попытавшихся сыграть на сложившейся ситуации, стал Адольф Гитлер.

Он не собирался ограничиваться захватом территорий, ранее принадлежавших Германии, лидер нацистов не скрывал своих намерений завладеть землями России.

Всё это свидетельствовало о приближении нового масштабного военного конфликта.

Нарастание противостояния

В 1933 году к власти в Германии пришли нацисты, а Адольф Гитлер стал рейхсканцлером.

После этих событий Москва свела к минимуму взаимодействие с Берлином, прекратив сотрудничество по большинству совместных военно-технических проектов.

 В частности, СССР прекратил подготовку на своей территории немецких военнослужащих, а Народный комиссариат иностранных дел Советского Союза начал активную работу над созданием в Европе системы коллективной безопасности.

В 1934 году советские власти предложили некоторым европейским странам (Германии, Польше, Чехословакии, Финляндии и Прибалтийским республикам) подписать так называемый Восточный пакт, предполагающий ненападение и взаимопомощь, однако Берлин и Варшава не захотели подписывать этот коллективный договор. Тогда же началось сближение между Германией и Польшей, и в том же году между Варшавой и Берлином была подписана декларация о неприменении силы и ряд других двусторонних документов.

  • Гитлер на похоронах Пилсудского
  • © Wikimedia commons

В 1936 году Германия и Япония заключили Антикоминтерновский пакт, направленный, прежде всего, против СССР. Вскоре к ним присоединилась Италия.

В 1938 году Гитлер осуществил аншлюс Австрии — нацисты убедились, что западные державы не намерены всерьёз противостоять их экспансионистской политике.

Следующей целью Гитлера стала Чехословакия, на западе которой, в Судетской области, проживало значительное число немцев. Нацисты совмещали внешнеполитическое давление на Прагу с провоцированием беспорядков внутри страны.

29—30 сентября 1938 года на переговорах в Мюнхене Великобритания, Франция и Италия одобрили аннексию Судет Германией.

Ранее Чехословакия заключила договоры о взаимопомощи с Францией и СССР. Но Париж от исполнения своих союзнических обязательств отказался. Москва же, напротив, заявила, что готова помочь Праге, и начала военные приготовления.

Однако Англия и Франция заблокировали советские предложения по поддержке Чехословакии через Лигу Наций, а Польша заявила, что не пропустит советские войска через свою территорию.

Английские и французские дипломаты передали чешским властям, что, если Чехословакия примет помощь СССР, конфликт может принять характер «крестового похода против большевиков». В итоге Прага не решилась официально обращаться к Москве за помощью.

  • Мюнхенский сговор
  • © Wikimedia commons

В то же время Польша, интересы которой в Мюнхене представляла Германия, аннексировала Тешинскую область. Венгрия, прикрываясь решением международного арбитража, завладела территорией южной Словакии и Закарпатьем. А в 1939 году Германия полностью аннексировала Чехию и одобрила создание марионеточной Словацкой республики.

На немецкую экспансию западные державы отреагировали вяло и даже передали Германии золотой запас Чехословакии. Советские власти охарактеризовали действия Берлина против Праги как насильственные и агрессивные, но их позиция никого в Европе не заинтересовала.

Двойные переговоры

В марте 1939 года Советский Союз выступил с предложением по созданию международной конференции с целью предотвращения дальнейшей германской агрессии. Однако в Лондоне эту идею назвали преждевременной.

В апреле Москва предложила заключить англо-франко-советский договор о взаимопомощи, но Франция решила ограничиться короткой и на практике ничего не значащей декларацией о намерениях оказывать друг другу военную поддержку.

По словам научного сотрудника Музея Победы, кандидата исторических наук Дмитрия Суржика, в этот период расстановка сил на международной арене была крайне неблагоприятной для СССР. «Существовала реальная угроза совместного похода против СССР как европейских держав, так и милитаристской Японии с её сателлитами», — отметил историк.

«В 1939 году к Антикоминтерновскому пакту присоединились Венгрия и подконтрольное Японии марионеточное государство Маньчжоу-Го. Сложился европейско-азиатский блок агрессоров, мечтавших о захвате территорий Советского Союза», — добавил Дмитрий Суржик.

По словам эксперта, когда в мае японские милитаристы напали на дружественную СССР Монголию, военная угроза Советскому Союзу с запада и востока одновременно стала очевидна.

«Трёхсторонние переговоры с участием СССР, Великобритании и Франции были инициированы Москвой с целью разрядить обстановку на своих европейских границах и оказать восточноевропейским государствам превентивную помощь против гитлеровской агрессии», — рассказал в беседе с RT методист Музея Победы Борис Соколов.

Также по теме

«Первым шагом стал Версальский договор»: Иванов — о гитлеровской Германии и роли СССР во Второй мировой войне

Советский Союз «понёс наибольшие потери, чтобы стереть фашизм с лица земли» в ходе Второй мировой войны. Об этом в разговоре с RT…

В ходе переговоров представители Лондона и Парижа категорически отказывались принимать советские предложения, касающиеся, в частности, определения поводов для оказания военной помощи.

11 августа в Москву прибыли делегации Великобритании и Франции.

Причём глава британской делегации адмирал Дракс не имел для переговоров даже письменных полномочий — они были ему предоставлены только десять дней спустя.  

У Германии же в начале 1939 года стали стремительно портиться отношения с ещё недавно дружественной ей Польшей. Берлин требовал передать ему Данциг и предоставить землю для прокладки к городу коммуникаций. Варшава отказалась и оформила военную конвенцию с Лондоном. Гитлер объявил о выходе из договоров о ненападении с Польшей и приказал начать подготовку к войне.

В начале августа 1939 года официальный Берлин резко интенсифицировал контакты с Москвой.

Германские дипломаты передали советской стороне предложения, демонстрирующие готовность договариваться о распределении сфер влияния в Восточной Европе.

На переговоры в Москву собрался министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп. Гитлер настаивал, чтобы главу немецкого МИД приняли в Москве 22—23 августа.

Тем временем переговоры СССР с Англией и Францией зашли в тупик. Франция смягчила свои позиции, однако Великобритания идти на результативные переговоры не хотела и просто тянула время: её целью был не договор с СССР, а блокирование переговоров между Москвой и Берлином.

Одной из ключевых проблем в переговорном процессе стала позиция находящейся под патронатом Великобритании Польши, заявлявшей заочно, что она отказывается пропускать через свою территорию советские войска.

Хотя номинально Варшава не являлась стороной переговоров, без её согласия они не имели смысла, так как у СССР не было общей границы с Германией, а самый короткий путь для переброски Красной армии на территорию рейха проходил именно через Польшу.

В Москве прекрасно понимали, что следующей жертвой германской агрессии может стать СССР, при этом страна не была готова к масштабной войне, а Англия с Францией упорно отказывались предоставлять Советскому Союзу гарантии своей помощи.

Договор о ненападении

Иоахим фон Риббентроп прибыл в Москву 23 августа днём. Глава германского МИД провёл переговоры с секретарём ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным и народным комиссаром иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым. В ходе общения с представителями советского политического руководства Риббентроп заявил, что «между Балтийским и Чёрным морями нет проблемы, которая не могла бы быть разрешена».  

  • Сталин и Риббентроп
  • © Wikimedia commons

В ночь с 23 на 24 августа Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом был подписан договор о ненападении, который стороны договорились официально датировать 23-м числом.

Согласно его положениям, СССР и Германия обязывались не нападать друг на друга, соблюдать нейтралитет в случае, если одна из сторон ввяжется в войну с третьей, и не вступать в направленные друг против друга военные союзы с другими державами.

К договору прилагался секретный протокол, содержащий результаты договорённостей относительно распределения сфер влияния в Восточной Европе в случае территориально-политического переустройства.

Согласно этому протоколу, границы сфер влияния должны были пройти по линии рек Нарев, Висла и Сан.

При этом Германия отказывалась вмешиваться в дела Латвии, Эстонии, Финляндии, Бессарабии, Западной Украины и Западной Белоруссии.

Следует отметить, что советско-германский договор о ненападении стал последним из целой серии подобных документов, заключённых европейскими странами в 1930-е годы. Близкие по содержанию документы были ранее подписаны Германией с Польшей, Великобританией, Францией, Эстонией и Латвией.

«Советско-германский договор, подписанный в разгар боёв на Халхин-Голе, был воспринят Токио как предательство со стороны Германии и стал прологом к заключению в апреле 1941 года советско-японского договора о нейтралитете. В разгар подготовки вермахта к войне против СССР японцы отплатили Германии той же монетой», — рассказал Дмитрий Суржик.

По его словам, «в результате соглашений 23 августа советское геостратегическое пространство было выдвинуто до 350 км на запад, что обеспечивало более надёжную оборону страны. В противном случае немецко-финские войска начали бы наступление, находясь в 32 км от Ленинграда, немецкие — в 35 км от Минска, а немецко-румынские — в 45 км от Одессы».

«Мы отодвинули на полтора года начало войны. Получили время на перевооружение Красной армии, постройку оборонительных рубежей», — заявил эксперт.

По словам доктора исторических наук Николая Платошкина, во время переговоров с Советским Союзом германские дипломаты предлагали Москве принять в свою сферу влияния территории, заселённые этническими поляками, однако это предложение было отвергнуто официальной Москвой.

«СССР претендовал исключительно на территории, заселённые восточными славянами, по предложенной в своё время британцами линии Керзона», — подчеркнул эксперт.

«Советское руководство в тех условиях вынуждено было подписать договор о ненападении с Германией, иначе нас сегодня могло не быть. Если бы Гитлер стартовал не от Бреста, а от Минска, большой вопрос — выстоял бы Советский Союз или нет», — подытожил Николай Платошкин.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/661325-dogovor-nenapadenie-sssr-germaniya

Пакт Молотова – Риббентропа – цена победы

Пакт о нападении

Об этом Виталий Дымарский и Дмитрий Захаров беседовали в передаче «Цена победы» на радиостанции «Эхо Москвы». Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

После прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году и начавшихся в ходе «Национальной революции» антисоветских и антикоммунистических эксцессов СССР разорвал все (до тех пор весьма тесные) экономические и военные отношения с Германией. Однако уже в 1939 году Москва и Берлин фактически кинулись в объятия друг друга. Не сразу, конечно, постепенно, но тем не менее.

Риббентроп подписывает пакт о ненападении. (wikipedia.org)

«Искать компромисса с Россией было моей сокровенной идеей: я отстаивал ее перед фюрером потому, что, с одной стороны, хотел облегчить проведение германской внешней политики, а с другой — обеспечить для Германии русский нейтралитет на случай германо-польского конфликта», — эти слова принадлежат Иоахиму фон Риббентропу. И надо сказать, что министр иностранных дел Третьего рейха со своей стороны сделал немало, чтобы эта идея осуществилась.

Российско-германские отношения. Курс на улучшение

Все началось с марта 1939 года. На XVIII съезде КПСС Сталин подал явный сигнал, что желает улучшить советско-германские отношения. Дословно он сказал, что «Россия не намерена таскать каштаны из огня для капиталистических держав».

Речь шла о следующем.

Доверенный человек президента Рузвельта, посол Буллит, в 1938 году высказывал такое мнение: «Желанием демократических государств было бы, чтобы там, на Востоке, дело дошло до военного конфликта между Германской империей и Россией… Только тогда демократические государства атаковали бы Германию и заставили ее капитулировать». То есть становится понятно, какими мотивами руководствовались в этот момент европейские демократии, да и Соединенные Штаты в том числе, хотя опосредованно.

Молотов и Риббентроп пожимают руки после подписания пакта. (wikipedia.org) Соответственно, после речи Сталина Риббентроп, воодушевленный посылом, который был сделан из Москвы, начал зондировать почву. В советской столице активизировались переговоры по торгово-промышленному сотрудничеству.

То, как начали бы развиваться эти переговоры, стало бы своеобразным сигналом: действительно Москва хочет сближения с Германией или это не более чем фигура речи в выступлении Сталина? Переговоры и впрямь пошли достаточно активно.

Риббентроп и его доверенные лица вступили в переговоры с полномочным представителем в Берлине Астаховым, зондируя почву уже на политическом уровне, поскольку Астахов имел возможность доносить сведения до московского руководства о намерениях Германии. Процесс, как уже отмечалось, начался весной, и за относительно короткий промежуток времени, с марта по август, абсолютизировался.

В этот период активизировалось общение Риббентропа с немецким послом в Москве Шуленбургом, который, в свою очередь, должен был донести намерения немецкого правительства до высшего руководства Советского Союза.

Тем временем в Берлине шли активные переговоры высокопоставленного немецкого дипломата Шнурре, который отвечал за торгово-экономическое сотрудничество.

Он не занимался крупными политическими вопросами, но тем не менее в беседах с временным поверенным в делах СССР Астаховым и заместителем торгпреда Бабариным политическую почву зондировал.

С Астаховым общался и Риббентроп. Во время одной из застольных бесед он сообщил ему, что если дело дойдет до войны с Польшей, то Германия разделается с ней за неделю. Это было некоторым преувеличением (понадобилось больше времени), но намек был совершенно прямолинейным.

В другом застольном разговоре с Астаховым Риббентроп сказал, что для двух таких держав, как Германия и Советский Союз, есть возможность решить все вопросы обоюдных интересов на территории от Балтийского до Черного моря к обоюдному удовольствию и что нет никаких препятствий к достижению этих целей.

Военные договоры. Защита от нападения?

В это время в Москве присутствовали военные миссии Англии и Франции, с которыми шли долгие и упорные переговоры относительно заключения военных договоров, аналогичных тому, который в конечном итоге был заключен между Молотовым и Риббентропом.

Советский Союз выдвигал массу претензий относительно Польши, а Англия и Франция, как ее (Польши) союзники, естественно, занимали негативную позицию.

То есть, в 1939 году, мог бы быть заключен (условно) не пакт Молотова — Риббентропа, а пакт Молотова — Чемберлена или Молотова — Деладье, и ситуация, понятное дело, развивалась бы в ином ключе.

Тем не менее переговоры шли и, что самое интересное, продолжались они вплоть до того, как в Москве появился Иоахим фон Риббентроп.

Но до этого он отправил секретную телеграмму Шуленбургу, в которой говорилось: «Имперское правительство (имеется в виду Германия) и советское правительство в соответствии с имеющимся опытом должны учитывать, что капиталистические западные демократии являются непримиримыми врагами как национал-социалистической Германии, так и СССР».

И еще: «Германия никаких агрессивных намерений против СССР не имеет. Имперское правительство придерживается взгляда, что в пространстве между Балтийским морем и Черным морем нет такого вопроса, который не мог бы быть урегулирован к полному удовлетворению обеих стран.

К ним относятся такие вопросы, как Балтийское море, Прибалтика, Польша, вопросы Юго-Востока и т. д. Более того, политическое сотрудничество обеих стран могло бы принести только пользу и германской, и советской экономике, которые во всех направлениях дополняют друг друга».

«В результате ряда лет идеологической вражды Германия и СССР действительно испытывают друг к другу недоверие. Еще предстоит убрать много накопившегося мусора.

Но можно констатировать, что и за это время естественная симпатия немцев ко всему истинно русскому никогда не исчезала. На этом можно вновь строить политику обоих государств».

Эта инструкция имперского министра иностранных дел германскому послу в Советском Союзе была дана 14 августа 1939 года. А дальше, что называется, понеслось…

Молотов, внимательно выслушав Шуленбурга, сказал, что поездка Риббентропа в Москву требует подготовки. И ведь никто тогда, в середине августа, не мог предположить, что на эту подготовку потребуется всего девять дней. Уже 16 августа Риббентроп потребовал у Шуленбурга новой встречи с Молотовым. Кроме того, просил сообщить, что Германия готова заключить пакт о ненападении сроком на 25 лет.

17 августа состоялась встреча советского наркома и германского посла, на которой была оговорена необходимость одновременно подписать специальный протокол, который определит интересы сторон в том или ином вопросе внешней политики, а также станет неотъемлемой частью пакта.

20 августа после ознакомления с проектом советско-германского пакта о ненападении Гитлер направил Сталину телеграмму, в которой сообщал: «Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового соглашения как первого шага в изменении германо-советских отношений.

Заключение пакта о ненападении с Советским Союзом означает для меня долгосрочную основу германской политики… Я принял проект договора о ненападении, переданный Вашим министром иностранных дел господином Молотовым, но считаю крайне необходимым прояснить некоторые вопросы, связанные с этим договором, как можно скорее… Напряжение между Германией и Польшей становится нетерпимым… В любой день может возникнуть кризис…».

21 августа в Берлин приходит ответ Сталина: «Благодарю Вас за письмо. Я надеюсь, что германо-советский пакт о ненападении ознаменует решительный поворот в деле улучшения политических отношений между нашими странами. Советское правительство поручило мне информировать Вас, что оно согласно с тем, чтобы господин фон Риббентроп прибыл в Москву 23 августа».

Подписание пакта. Как разворачивались события

И вот в оговоренный день два самолета с Риббентропом и его окружением, с германской делегацией, приземлились в Москве.

Существует версия, что по дороге в советскую столицу эти два самолета были обстреляны средствами противовоздушной обороны где-то в районе Великих Лук и лишь по счастливой случайности не были сбиты.

Правда это или нет, неизвестно, сам Риббентроп в своих воспоминаниях об этом ничего не пишет.

Интересная деталь: министр иностранных дел Германии летел на персональном самолете фюрера, и когда он прибыл в московский аэропорт, то увидел, что над ним рядом с флагом Советского Союза развевается флаг Рейха.

«Обойдя строй почетного караула советских военно-воздушных сил, который произвел на нас хорошее впечатление, мы, в сопровождении русского полковника, направились в здание бывшего австрийского посольства, в котором я жил в течение всего своего пребывания в Москве», — пишет в своих воспоминаниях Риббентроп.

А в здании напротив находились английская и французская военные миссии, которые параллельно вели переговоры о заключении военных договоров с Советским Союзом. То есть все это дружественное приветствие происходило у англичан и французов на глазах. Как потом вспоминал Риббентроп, «глаза у них буквально вылезали из орбит».

Что касается самих переговоров, то длились они недолго: за один день были подписаны и сам пакт, и секретные протоколы к нему.

22 августа, накануне прилета Риббентропа в Москву, Гитлер выступил с двухчасовой речью перед руководителями вермахта. Он говорил о неизбежности войны с Польшей и всю ответственность за ее развязывание возложил на поляков.

«Противник лелеял еще одну надежду, — продолжал фюрер, — что Россия станет нашим врагом после завоевания Польши. Но он просчитался. Я уверен, — подчеркнул он, — что Сталин никогда не примет английских предложений.

Только слепой пессимист может полагать, что Сталин настолько глуп, чтобы не разгадать английских намерений. Россия не заинтересована в существовании Польши… Смещение Литвинова было решающим знаком. В этом шаге я увидел изменение позиции Москвы по отношению к западным державам.

Я постепенно изменил отношение к России. Мы начали политические переговоры в связи с заключением торгового соглашения, затем русские предложили пакт о ненападении. Наконец, они пошли еще дальше и заявили о своей готовности подписать его.

Четыре дня назад я установил личный контакт со Сталиным и организовал поездку Риббентропа в Москву для заключения этого пакта. Нам не страшна блокада: Восток даст нам зерно, уголь, нефть, металлы, продукты питания… Мы положили начало сокрушению гегемонии Англии. И сейчас путь для солдат открыт».

Во время встречи с Риббентропом Сталин тоже очень любопытно высказался: «Хотя мы многие годы поливали друг друга бочками навозной жижи, это еще не причина для того, чтобы мы не смогли поладить друг с другом». И они начали ладить.

В служебном кабинете Молотова, там же, где проходили переговоры и подписывались документы, был подан ужин, во время которого Сталин произнес очень теплый тост во здравие товарища Гитлера, в котором сказал о фюрере как о человеке, которого он всегда чрезвычайно почитал. В общем, обстановка располагала.

Иоахим фон Риббентроп вспоминал один небольшой эпизод, произошедший к концу этого вечера. Он спросил Сталина, может ли сопровождавший его личный фотограф фюрера сделать несколько снимков. Сталин согласился, и это был первый раз, когда он разрешил фотографировать в Кремле иностранцу.

Когда же Сталин и гости были сняты с бокалами крымского шампанского в руках, советский вождь запротестовал: публикации такого снимка он не желает! По требованию Риббентропа фоторепортер вынул пленку из аппарата и передал ее Сталину, но тот отдал ее обратно, заметив при этом, что он верит в честность своих немецких гостей, что снимок опубликован не будет.

Суть пакта о ненападении

Однако мы увлеклись деталями. Что же было сутью пакта? Во-первых, были разграничены сферы интересов в странах, лежащих между Германией и Советским Союзом.

Финляндия, большая часть Прибалтийских государств, а также Бессарабия были объявлены принадлежащими к советской сфере.

На случай возникновения германо-польского конфликта была согласована «демаркационная линия». То есть фактически вопрос Польши был решен.

И еще один важный факт: одним из условий подписания пакта о ненападении было то, что Германия договаривалась со своей союзницей Японией о том, что та не начнет войну против Советского Союза на востоке. То есть Москва себя, конечно, в этом смысле обезопасила.

Источник: https://diletant.media/articles/35836485/

Оригиналы Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией 1939 года

Пакт о нападении

АНО Институт внешнеполитических исследований и инициатив

04 июня 2019, 03:44

Впервые опубликованы сканы советского оригинала Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией от 23 августа 1939 года и секретного дополнительного протокола к нему. Ранее историкам были доступны лишь фотокопии немецких оригиналов этих документов.

Восемьдесят лет назад, нарком иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов и его германский коллега Йоахим фон Риббентроп поставили подписи под советско-германским договором о ненападении. Сегодня этот договор, больше известный как «пакт Молотова-Риббентропа» и прилагавшийся к нему секретный протокол – пожалуй, самые демонизированные документы в истории российской дипломатии.

Сканы предоставлены Историко-документальным департаментом МИД России и опубликованы в научном издании «Антигитлеровская коалиция 1939: формула провала», выпущенным в свет Институтом внешнеполитических исследований и инициатив.

Документ № 1

Договор о ненападении между СССР и Германией. 23 августа 1939 г. Советский оригинал на русском языке

Договор о ненападении между СССР и Германией. 23 августа 1939 г. Советский оригинал на немецком языке.

Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между СССР и Германией. 23 августа 1939 г. Советский оригинал на русском языке. 

Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между СССР и Германией. 23 августа 1939 г. Советский оригинал на немецком языке. 

Документ № 5

Разъяснение к секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между СССР и Германией. 28 августа 1939 г. Советский оригинал на русском языке.

Документ № 6

Разъяснение к секретному дополнительному протоколу к Договору о ненападении между СССР и Германией. 28 августа 1939 г. Советский оригинал на немецком языке.

Мнение

Не будь пакта, в 1941 году немецким войскам не пришлось бы с боями проходить сотни километров в Западной Белоруссии и на Западной Украине.

Они имели бы возможность начать наступление с очевидно более выгодных позиций – и дойти до Москвы гораздо раньше, чем в реальности.

И тогда не советские, а немецкие войска могли пройти в ноябре 1941 года по брусчатке Красной площади. Для Антигитлеровской коалиции это имело бы катастрофические последствия.

Да и была бы создана сама Антигитлеровская коалиция, не будь советско-германского договора о ненападении? Не пошли бы Англия и Франция по привычному пути умиротворения агрессора, направления его экспансии на восток? Не взирали бы они с олимпийским спокойствием за расчленением Советского Союза, за уничтожением еврейского и славянского населения на колонизируемых нацистами пространствах? Подобной возможности нельзя исключить.

Есть и еще одно немаловажное последствие «пакта Молтова-Риббентропа». Как известно, советско-германский договор о ненападении был подписан как раз тогда, когда на Дальнем Востоке, в районе реки Халхин-Гол советские войска вели боевые действия с союзником Германии – Японией. Для Токио заключение советско-германского соглашения стало настоящим шоком.

Советский разведчик Р. Зорге («Рамзай») сообщал: «Переговоры о заключении договора о ненападении с Германией вызвали огромную сенсацию и оппозицию против Германии.

Возможна отставка правительства после того, как будут установлены подробности заключения договора… Большинство из членов правительства думают о расторжении антикоминтерновского договора с Германией. Торговая и финансовая группы почти что договорились с Англией и Америкой.

Другие группы, примыкающие к полковнику Хасимото и к генералу Угаки, стоят за заключение договора о ненападении с СССР и изгнание Англии из Китая. Нарастает внутриполитический кризис».

86 Впечатление, которое оказало советско-германское соглашение на правящие круги Японии, усугублялось тем, что одновременно советские войска перешли в наступление в Монголии, полностью разгромив 6-ю японскую….

Концепция японской внешней политики оказалась изменена: вместо экспансии на северо-восток, в направлении СССР, Япония в конечном счете повернула на юг.

В мае 1941 года Советский Союз и Япония подписали договор о ненападении. И, несмотря на все заверения, которые официальный Токио давал Берлину – о том, что в случае необходимости Япония выполнит свои обязательства и расторгнет договор с СССР – даже в самые тяжелые для Советского Союза месяцы 1941 и 1942 годов японские войска так и не вторглись в пределы СССР.

Значение этого факта для победы Антигитлеровской коалиции в войне весьма велико. Необходимо признать: советско-германский договор о ненападении и секретные протоколы к нему стали одним из самых серьезных достижений советской дипломатии. Не исключено, что без «пакта Молотова-Риббентропа» полноценной победы над нацизмом могло и не быть.

(Александр Дюков «Пакт Молотова-Риббентропа» в вопросах и ответах»)

Источник

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://naukatehnika.com/originaly-dogovora-o-nenapadenii-mezhdu-sovetskim-soyuzom-i-germaniej.html

Пакт Молотова-Риббентропа. Ложь, ставшая историей

Пакт о нападении

23 августа 1939 года был подписан пакт Молотова-Риббентропа. Уже в этих словах содержится ложь. Документ имел другое название – Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Если переводить на язык Гёте, то получится “Deutsch-sowjetischer Nichtangriffspakt”.

“Ну… Это не существенно”, – скажут некоторые. Мол, разговорное название и всё такое прочее.

Дьявол кроется в деталях

Нет, это очень существенно. Если начать поднимать пыль истории, то очень быстро выяснится, что договора о ненападении, заключенные с нацистской Германией, были почти у каждой второй европейской страны.

И.Сталин

А вот “ПаХт”, само слово несет в себе нечто зловещее и тайное, мог быть подписан только “врагами рода человеческого”. На подсознательном уровне всплывают названия пактов: Тройственный, Стальной, Антикоминтерновский. И одно только слово “пакт” ставит СССР, нацистскую Германию, Италию и Японию в один стройный ряд.

Предыстория советско-германского договора

После подписания Мюнхенского соглашения (сентябрь 1938 года), когда европейские демократии элементарно проигнорировали позицию СССР по Чехословакии и просто подарили ее герру Гитлеру. Со всеми “заводами, газетами, пароходами”. Скорое начало большой войны в Европе стало очевидным.

Очевидным всем, кроме европейских демократий. И действительно, как шибко образованному демократу могут прийти в голову мысли:

– “Почему Германия, вдруг, стала вооружаться? Если для “защиты”, то от кого? От агрессивной Швейцарии? Что задумал герр Гитлер, на критике “Версаля” сделавший себе имя”. Когда его армия развернет боевые штандарты? Куда она замарширует?

Нет, такими вопросами современные либеральные историки не задаются и крутят одну пластинку, мол тогдашние лидеры Англии и Франции “не увидели”, “не доглядели”, “надеялись на сохранение мира”.

Воевать в одиночку Сталин не желал и искал союзников.

Поиски союзников. Попытка первая

В начале 1939 года наметилось резкое ухудшение польско-германских отношений. Поляки настолько уверенно себя чувствовали под покровительством Англии и Франции, что разговаривали с немцами не просто свысока, а нагло. Дело дошло до того, что в Польше, при полном попустительстве, а то и с прямой подачи властей проходят погромы немецкого населения.

Подобная позиция Польши вела к эскалации конфликта. В апреле 1939 года правительство СССР инициирует проведение трехсторонних советско-британско-французских переговоров. Подробно на них останавливаться не буду, их ход описан в статье Забытая история. Московские переговоры 1939 года“.

Результат переговоров, для государств желающих “сохранения мира”, был удивителен, но предсказуем. Переговоры зашли в тупик.

Германия предпринимает попытки пойти на сближение с Советским правительством, но по этому вопросу СССР занял выжидательную позицию.

Попытка вторая

В августе 1939 года Англия и Франция решают продолжить переговоры с СССР. Смилостивились….

Суть этих переговоров свелась к общим фразам, содержавшим в себе набор неопределенности: “всеми силами”, “в кратчайшие сроки” и тому подобные пафосные, но ни к чему не обязывающие словосочетания.

Я не знаю, будет кто-либо подписывать договор с такими речевыми оборотами, но Сталин точно не стал. И, как показала история, оказался прав.

Пока демократы думали, дипломаты работали
Наивная Польша, надеявшаяся на то, что ей “помогут”, прочиталась. Хотя Англия и Франция объявили войну Германии, но воевать не торопились. И, если бы договор с приведенными речевыми оборотами был подписан, то СССР столкнулся бы с Германией уже в осенью 1939 года.

Французы и Англичане гоняли бы в футбол, что собственно они и делали весь период “странной войны”, а на все вопросы Советского правительства следовал бы ответ в духе: “Бежим, уже бежим! Как договаривались! В кратчайший срок!!! Скоро роту к вам пошлем – все силы! Все как в договоре!”.

Подписание “пакта”

Это покажется удивительным, но разведка работала и в те давние времена. Советскому правительству была известна примерная дата нападения Германии на Польшу.

В.Молотов и немецкий посол граф фон дер Шуленбург

Понимая, что адекватности от наших “западных партнеров” не добьешься, а война не за горами, СССР начал переговоры с Германией.

Основным условием подписания советско-германского договора являлся не пресловутый “раздел мира”, а прозаическое торговое соглашение. Суть его проста: немцы дают нам в долг, по-научному – кредит.

Мы покупаем у Германии военные и гражданские технологии, лицензии на производство техники и оборудования. Кредит возвращаем продуктами и прочей живностью (натуральными товарами).

Это сейчас, в эпоху цифровой экономики, принято не возвращать кредиты (это гипотеза, даже не обобщение). В те далекие времена к долгам относились по-другому. Отдельные граждане даже стрелялись из-за их наличия. Дикие времена, дикие нравы.

СССР был далеко не единственной страной имевшей торговое соглашение с нацистской Германией… Любителям видеть поддержу нацистского режима со стороны СССР рекомендую к прочтению статью Довоенная “дружба”. 1933-39 год“.

Суть “пакта”

Его содержание никогда не являлось секретом. Его текст был опубликован и в СССР и заграницей. Суть сводилась к следующему:

Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Участники соглашения также отказывались от союзных отношений с другими державами, «прямо или косвенно направленных против другой стороны».

Да,”кровожадности” много, аж краска на стенах сворачивается.

СССР необходимо было избежать военной конфронтации с Германией “в гордом одиночестве”. Так уж получилось, что в Великой Польше, собиравшейся расширяться “от моря до моря” и имевшей виды на Советскую Украину, имело сомнительную честь проживать значительное число белорусского населения. Каким ветром их занесло в Польшу…? Ума не приложу. Мистика, наверное.

Тем, кого этот вопрос заинтересовал, рекомендую прочитать статью Польша как виновник Второй Мировой“.

После официальной части последовал банкет, что тоже не редкость….

Так вот, земли, на которых жили Поляки белорусской национальности… Нет, Белорусы польской… снова нет. Территории, где проживали Белорусы, мало того, что являлись “спорными”, так еще мог появиться повод к конфронтации с Германией на предмет “объединение Белоруссии под протекторатом Рейха”.

Тем, кто в этом сомневается, рекомендую вспомнить события происходившие буквально за несколько месяцев до описываемых событий с “Карпатской Украиной”, когда в полный рост местные “патриоты” просили Гитлера взять над ними шефство и “присоединить” Советскую Украину.

Гитлеру тогда удалось избежать обострения отношений. Он заявил, что она ему даром не нужна и пусть с ней разбирается Венгрия, если у нее настроение есть… (это общий смысл)

Секретные протоколы

О! Это самая главная интрига нашего договора. Это предмет отдельной статьи. Но, опять-таки, скажу: – ничего удивительного и сверх естественного в наличии секретных, тайных, дополнительных и любых других приложениях к договорам – НЕТ! Это распространенная практика международного права.

Подлинность именно этих соглашений находится под большим вопросом.

С вашего позволения, Уважаемый читатель, я подготовлю отдельный материал по этим соглашениям. Рассмотрим историю их появления в историографии (она очень занимательна) и аргументацию сторон признающих и отрицающих подлинность оных.

P.S.Ставьте лайки и делитесь в соцсетях.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b38a8750e929200a9ec67c9/5cbcc774a5389a00b3d8f07a

Пакт о ненападении между СССР и Германией 1939 года

Пакт о нападении

Германо-советский пакт о ненападении, гарантировавший нейтралитет каждой из сторон в военном конфликте с Польшей и западными державами, был подписан между германским рейхом и СССР 24 августа 1939 года в Москве. Предполагалось, что договоренность будет действовать в течение 10 лет.

Сегодня этот договор наиболее известен под названием «пакт Молотова-Риббентропа», по фамилиям лиц, участвовавших в его подписании. Немецкую сторону представлял министр МИД Германии Йохим фон Риббентроп. Уполномоченным с советской стороны стал нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Договор был подписан в присутствии И.

Сталина и посла Германии в СССР фон Шуленбурга.

После сентябрьского вторжения вермахта в западную Польшу, и последующей оккупации польских восточных территорий Советским Союзом, пакт о ненападении был дополнен германо-советским договором о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года. Три секретных протокола, прилагавшихся к новым договоренностям, корректировали зоны влияния СССР и Германии, а также регулировали обмен гражданами, оставшимися на перераспределенных территориях Польской Республики.

Признание заключения секретного протокола

Обнародование дополнительных секретных соглашений произошло в 1945 году, после окончания Второй мировой войны, в которой Германия потерпела поражение.

Однако намеки на существование тайных протоколов появились гораздо раньше — разведки стран Балтии высказывали озабоченность по поводу их возможного существования всего через несколько дней после подписания официально обнародованной части пакта.

Вплоть до начала эпохи Перестройки публичной политикой Советского Союза было полное отрицание существования каких-либо секретных протоколов. СССР признавал лишь официально обнародованную часть советско-германского пакта о ненападении. По распоряжению М.

Горбачева была создана комиссия, расследовавшая существование тайных договоренностей между рейхом и СССР.

В декабре 1989 года комиссия пришла к выводу о том, что секретный протокол действительно существовал, и объявила свои выводы Совету народных депутатов СССР.

Принятая Советом декларация признала существование секретных протоколов, одновременно осудив их подписание. 1 сентября 1989 года ФРГ объявила недействительными протоколы с момента их подписания. Советский Союз сделал то же самое 24 декабря 1989 года после изучения микрофильмированной копии, предоставленной немецкой стороной.

Предпосылки к началу переговоров

Тесные военно-дипломатические связи, имевшиеся между двумя странами до середины 1930-х годов, к моменту переговоров преимущественно были разорваны. Последующее обсуждение потенциальной политической сделки между Германией и Советским Союзом обсуждалось в рамках экономических переговоров между двумя странами.

С апреля по июль советские и немецкие официальные лица неоднократно анонсировали возможность начала политических переговоров, хотя фактически никаких реальных консультаций на тот момент не проводилось.

Наблюдая усиливающуюся мощь фашистской Германии, Европа замерла в ожидании, и 1939 год стал годом «торговли» — предчувствуя приближение большой войны, и западные страны и СССР прощупывали возможность заключения политических альянсов, на которые можно было бы опереться впоследствии.

В мае Сталин снял с поста министра иностранных дел Максима Литвинова, заменив его на Вячеслава Молотова. Литвинов, имевший еврейские корни, склонялся к союзу с западными державами (Великобританией и Францией).

Августовские переговоры

Закончив проработку последних деталей экономического соглашения Германия и Советский Союз в начале августа приступили к обсуждению политического альянса. Британские и французские переговорщики запланировали в этом же месяце проведение в Москве трехсторонних переговоров по военным вопросам, основной целью которых стала бы выработка единой реакции трех держав на немецкую экспансию.

Трехсторонние военные переговоры между Британией, Францией и Советским Союзом стартовали в середине последнего летнего месяца 1939 года.

Транзит советских войск через польскую территорию в случае немецкого нападения стал камнем преткновения, намертво застопорившим достижение какого-либо компромисса.

Польские официальные лица категорически отказались дать разрешение советским войскам на передвижение по своей земле: министр иностранных дел Польши выразил опасения, что попав на территорию Польши, Красная Армия немедленно оккупирует страну.

21 августа Советский Союз приостановили трехсторонние военные переговоры с Британией и Францией, поскольку за два дня до этого было подписано окончательное германо-советское коммерческое соглашение.

В тот же день Сталин получил уверения, что Германия одобрит секретные протоколы к предлагаемому пакту о ненападении, отдающие часть Польши к востоку от Вислы, Латвию, Эстонию, Финляндию под протекторат СССР.

Секретный протокол

Поскольку западные страны не желали выполнять советские требования, было принято решение о подписании секретного нацистско-советского договора. На следующий день после приостановки трехсторонних переговоров, Риббентроп получил аудиенцию у Сталина. 24 августа был подписан 10-летний пакт о ненападении.

Согласно протоколу, Румыния, Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия были поделены на немецкие и советские сферы влияния. На севере Финляндия, Эстония и Латвия отходили под советский протекторат.

Польша разделялась в случае ее «политической перегруппировки»: районы к востоку от истоков Пизы, Наревы, Вислы и Саны отходили Советскому Союзу, а Германии доставались западные территории.

Литва, прилегающая к Восточной Пруссии, попадала в германскую сферу влияния, хотя второй секретный протокол, согласованный в сентябре 1939 года, отдал большую ее часть СССР. Согласно ему, Литва получала свою историческую столицу Вильнюс, находившуюся под польским контролем.

Следующий пункт договора предусматривал, невмешательство Германии в действия Советского Союза в отношении Бессарабии, бывшей на тот момент составной частью Румынии.

24 августа официальные советские печатные рупоры «Правда» и «Известия» опубликовали на первой полосе текст несекретной части Пакта, вместе с печально известной фотографией улыбающегося Сталина и Молотова, подписывающего договор.

Новость вызвала ступор и удивление со стороны правительственных лидеров и средств массовой информации всего мира.

Большинство знали только о британо-франко-советских переговорах, продолжавшихся в течение нескольких месяцев.

Заключенный пакт поверг в шоковое состояние союзников нацистской Германии, в частности Японию, как впрочем, Коминтерн, иностранные коммунистические партии и еврейские общины по всему миру.

Советской и германской пропаганде пришлось достаточно потрудиться для объяснения столь резкой смены политического курса: в течение десятилетия, предшествовавшего подписанию пакта о ненападении, Советский Союз сражался против нацистов как политическими так и военными методами. После подписания пакта Молотов пытался успокоить немцев своими добрыми намерениями, раздавая журналистам комментарии вроде: «фашизм — это вопрос вкуса».

Германские газеты и радио начали массированную обработку общественного мнения, пытаясь заглушить общественный резонанс, вызванный достигнутыми договоренностями с СССР. При этом Гитлер по-прежнему считал нападение на Советский Союз неизбежным.

На следующий день после подписания пакта французская и британская переговорные делегации срочно попросили о встрече с советским переговорщиком К. Ворошиловым, который сослался на изменившуюся политическую ситуацию.

В тот же день Гитлер заявил британскому послу в Берлине, что Великобритания должна согласиться с его требованиями в отношении Польши, поскольку подписанный договор с Советами значительно изменил стратегическую ситуацию в сравнении с той, что была во время Первой мировой войны.

Теперь у Германии не было необходимости распылять силы, воюя против такого серьезного противника, каковым являлся СССР.

25 августа Великобритания пошла ва-банк, заключив военный договор с Польской Республикой. Благодаря этому обстоятельству Гитлер отложил запланированное на 26 августа вторжение в Польшу до 1 сентября. В соответствии с этим военным договором Великобритания и Франция объявили войну Германии 3 сентября.

Последствия пакта для других стран

1 сентября армия вермахта вторглась в Польшу с запада. Сразу же начались массовые убийства польских и еврейских мирных жителей, а также военнопленных. В первый месяц немецкой оккупации казни прошли в более чем 30 городах и деревнях.

17 сентября советская армия вторглась в Польшу, нарушив советско-польский пакт о ненападении от 1932 года, и оккупировала территорию, закрепленную по секретному протоколу за Советским Союзом.

Польские войска уже сражались на западе с превосходящими по всем параметрам немецкими частями, отчаянно стараясь избежать захвата Варшавы, следовательно, не могли оказать серьезного сопротивления Красной Армии.

Германо-советская встреча в сентябре затронула будущую структуру «польского региона». Советские власти немедленно начали кампанию советизации вновь приобретенных районов, организовав поэтапные выборы, результатом которых стала легитимация советской аннексии восточной Польши.

Внесение изменений в секретный протокол

Через 11 дней после советского вторжения, пакт Молотова-Риббентропа был модифицирован в договор о германо-советской дружбе и границе. Совместная декларация Советского Союза и германского рейха, опубликованная 28 сентября 1939 года, заявляла об окончательном урегулировании проблем, возникших в результате краха польского государства и создании надежной основы для прочного мира в регионе.

Стороны выразили свою убежденность в том, что заключение договора поспособствует прекращению состояния войны, существующего между Германией с одной стороны, и Англией и Францией — с другой, что соответствует истинным интересам всех народов. Оба правительства обязывались направить совместные усилия для скорейшего достижения этой цели.

3 октября посол Германии в Москве фон Шуленбург, сообщил фон Риббентропу, что советское правительство желает получить город Вильнюс и его окрестности. 8 октября 1939 года в результате обмена письмами между Молотовым и послом Германии была достигнута новая договоренность.

Странам Балтии ничего не оставалось, кроме как подписать так называемый пакт о защите и взаимной помощи, который позволил Советскому Союзу разместить свои войска на их территории.

Секретные изменения протокола об урегулировании границ и проблемах иммиграции

Соглашение о решении ряда текущих вопросов Германия и Советский Союз подписали 10 января 1941 года.

По секретным протоколам нового соглашения Германия отказывалась от притязаний на литовскую территорию, уступая ее Советскому Союзу в обмен на 7,5 миллиона долларов (31,5 миллиона рейхсмарок).

По итогам новых договоренностей граница между Германией и Советским Союзом устанавливалась от реки Игорка до Балтийского моря.

Соглашением также продлевалось действие коммерческой договоренности до 1 августа 1942 года, устанавливались торговые правила в странах Балтии и в Бессарабии, рассчитывалась компенсация за немецкие имущественные интересы в балтийских государствах, входящих теперь в сферу влияния СССР.

Так же в него входили положения о миграции в Германию в течение 2,5 месяцев этнических немцев и немецких граждан с советских балтийских территорий и миграцию в Советский Союз балтийских и «белых русских» граждан с немецких территорий.

Прекращение действия пакта

Действие пакта о ненападении прекратилось в 03:15 22 июня 1941 года, с началом массированной атаки вермахта на советские позиции в восточной Польше.

Стоит отметить, что сам фон Риббентроп был против вторжения Германии в СССР, о чем даже составил специальный меморандум и направил его лично Гитлеру. Он не сомневался в том, что немецкие войска способны дойти до Москвы, однако выражал опасение, что Германия вряд ли сможет воспользоваться плодами своих побед из-за широко известной способности русских к пассивному сопротивлению.

Сталин проигнорировал предупреждения разведки о планирующемся нападении, и не объявил полномасштабную мобилизацию.

 После начала вторжения, территории приобретенные Советским Союзом по пакту Молотова-Риббентропа, были потеряны в течение нескольких недель.

 Всего за шесть месяцев с начала военных действий на территории СССР, потери советских войск составили 4,3 миллиона человек, еще 3 миллиона были захвачены в плен.

Источник: https://GermanExpert.ru/pakt-o-nenapadenii-mezhdu-sssr-i-germaniej-1939-goda/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.