Мы лезем, лезем, лезем…

«Мы лезем в подвалы и будим бомжей». Как трагедия помогла создать поисковое движение

Мы лезем, лезем, лезем...

Аня Анисимова пропала в Тюмени в октябре 2010 года. 11-летняя девочка пошла в школу, но так там и не появилась. Несмотря на то, что к поискам Ани, помимо полицейских, подключилось множество неравнодушных людей и волонтеров, она до сих пор не найдена.

Однако именно это происшествие стало отправной точкой для создания в Тюмени своего поискового отряда «Белая сова», который разыскивает пропавших людей. Его деятельность координируют всего две девушки – Катерина Смирнова и Алена Швецова.

Они рассказали о том, по каким причинам пропадают люди, почему поисковики не верят экстрасенсам и не могут обойтись без юмора.

Исчезновение Ани Анисимовой тогда всколыхнуло всю Тюмень. Трудно сказать, почему – до 2010 года дети в городе тоже пропадали, некоторых до сих пор не нашли. Возможно, история Ани стала последней каплей для горожан, а может быть, они просто созрели для того, чтобы не просто сопереживать, но и что-то делать, помогать.

Тот далекий день в тюменском общежитии начинался как обычно – Аня встала утром, проводила родителей на работу. Как потом рассказывали соседи семьи Анисимовых, девочка собиралась в школу и напевала какую-то песенку. Она вышла из дома, по дороге в школу ее увидел одноклассник, он ехал на машине с родителями. И всё.

На уроках Аня так и не появилась, ее пропажу обнаружили родители, когда вечером вернулись с работы. Полиция, простые горожане, добровольцы, журналисты сразу же подключились к поискам. Кажется, в городе не осталось ни одного равнодушного человека – они расклеивали листовки с ориентировкой, прочесывали местность, распространяли информацию в интернете.

Но девочка и сегодня находится в розыске.

– Тогда это были еще первые поиски в Тюмени, которые проводились так массово, – рассказывает Алена Швецова.

– В тот момент полиция вообще не знала, что делать с таким количеством волонтеров, как направить их деятельность в нужное русло.

Из-за этого все происходило неорганизованно, возникало много таких ситуаций, из-за которых приходилось разбираться в полиции – волонтеры куда-то могли залезть, где не имели права законно находиться, куда-то не туда позвонить.

Как вспоминает Алена, тогда добровольцы собрали очень много улик. Например, нашли носовой платок, запачканный кровью, принесли его в полицию. Но по факту этот платок стал не уликой, а, можно сказать, мусором со свалки, потому что его нельзя было трогать, а сразу же вызвать полицию.

Алена Швецова

– И подобных примеров было много, – говорит координатор. – Когда волонтеры собирали такие улики, могли что-то повредить, не заметить предметы, находящиеся рядом и важные для расследования.

А случалось и так, что волонтеры даже вспомнить не могли, где взяли предмет, кто его принес. Из-за этого сформировалось очень негативное отношение к добровольцам.

Толпа людей, каждый перетягивает одеяло на себя, считает, что он умнее других.

Именно после поисков Ани Анисимовой волонтеры поняли, что если они участвуют в таком деле, то должны быть организованы и работать с полицией совместно. Так зародилась идея отряда. Первоначально он назывался «Поиск пропавших детей – Тюмень» и входил в Содружество волонтеров «Поиск пропавших детей».

Одним из основателей и активных координаторов отряда была Катерина Рихтер, которая трагически погибла в конце 2015 года в автомобильной аварии. В память о девушке в Тюмени был образован поисковый отряд «Белая сова», который теперь занимается поиском не только детей, но и взрослых.

Почему «Белая сова»? Потому что даже под 30-сантиметровым снегом эта птица найдет мышь.

– Над нами теперь шутят: назвались совами, вот и не спите по ночам. Часто бывает, что заявка приходит ближе к вечеру, в ночь, – смеется Катерина.

Сейчас «Белая сова» объединяет порядка 60 волонтеров, которые собираются, чтобы найти очередного пропавшего человека. Так, в 2018 году разыскивали 61 пропавшего, из них нашли 56 человек, живыми – 49.

«Найден. Жив!» или «Найден. Погиб»

Работа поискового отряда строится по стандартной схеме.

Есть телефон горячей линии, куда могут обратиться люди за помощью, также можно оставить заявку, заполнив специальный бланк, в группе «ВКонтакте», и координаторам придет личное сообщение.

Если полиция понимает, что необходима информационная поддержка, поиск сведений в интернете, поиск на местности большим количеством людей, они сами просят посодействовать в поиске пропавшего.

– У нас заключено официальное соглашение о взаимодействии и передаче информации с МВД. На поиски мы можем выходить как самостоятельно, так и совместно с полицией, – рассказывает Катерина Смирнова. – Но в любом случае вся информация, полученная в ходе поисковых мероприятий, незамедлительно передается в полицию. Сейчас к нам стали намного чаще обращаться.

Конечно, это не значит, что «потеряшек» стало больше, люди пропадали всегда, просто сейчас есть интернет, круговорот информации происходит в разы быстрее. Бывает, что близкие потерявшихся даже в полицию не обращаются, а сразу же выкладывают в интернет какие-то ориентировки, фотографии.

Катерина Смирнова

В «Белой сове» принимают все поступающие заявки, затем координатор сразу же связывается с полицией, уточняет информацию о пропавшем.

– Если наша помощь нужна, актуальна, то приступаем к работе. Почти всегда это составление ориентировки, ее распространение, отслеживание всех комментариев, сбор информации. Если что-то находим, отправляем сведения в полицию, если имеется возможность – проверяем сами.

По пенсионерам и детям почти всегда выезжаем на поисковые мероприятия. Сколько соберется на поиск волонтеров, зависит от возраста потерявшегося – ведется открытый поиск ребенка, значит, будет много народа, взрослого – только мы и друзья-родственники пропавшего.

Также многое зависит от времени сбора – срочный он или запланирован на следующий день, будни это или выходные, – объясняет Катерина.

Заявок на поиск может в день не поступить ни одной, а случается, что обращаются сразу шесть-семь человек, и все срочные, нужно сразу же работать, выезжать на местность, создавать ориентировки и распространять их. В такие моменты поисковики пытаются распределить силы, если есть родственники, друзья, подключают их к работе, объясняют, какие действия выполнять.

Причины пропажи людей абсолютно разные. У пенсионеров часто случаются проблемы с памятью, потеря ориентации в пространстве, последствия заболеваний.

Дети – чаще всего «бегунки» или те, кто загулялся-заигрался и потерял счет времени, а батарейка в телефоне села, а также убежавшие из-за конфликтов в семье.

Криминальные истории больше связаны с взрослыми пропавшими, также среди взрослых бывают причиной пропажи алкоголь, наркотики, суициды, неосторожность.

– На 100 процентов нельзя предугадать направление поисков, – рассказывает Алена. – Да, мы анализируем ситуацию, составляем логическую цепочку, пытаемся понять, как поведет себя человек в определенных обстоятельствах. Часто попадаем в точку, но бывает, что все наши предположения разлетаются вдребезги. Потому что человек непредсказуем.

Был у нас мальчик – потеряшка 11 лет. Ушел от родителей, мы его сутки искали. А он такой – в библиотеку ходит, книжки читает, приключения любит. Потом уже его сестра призналась, что брат путешествовать собрался. Расширили поиски, выяснилось, что парень уехал из Тюмени в Миасс на попутках.

Детей часто подвозят, они насочиняют с три короба, а водители – добрые души, верят, берут в машину.

– По такому принципу работают многие отряды, но мы, наверное, самые закрытые, – говорит Катерина. – А как же иначе – нам человек доверился, пришел со своей бедой, а мы будем бегать-рассказывать о нем. Упадет результативность поисков, пропадет доверие к нам.

Хотя, добавляет Алена, если велись масштабные поиски с привлечением большого количества людей, то с разрешения родственников мы рассказываем о найденном человеке.

– Но все-таки цель нашей работы – найти человека, а не рассказать в сетях, какие мы хорошие и замечательные.

Мы лезем в подвалы, будим бомжей и опрашиваем

Сегодня родственники, рассказывают координаторы, с пониманием относятся к их деятельности. А работа в отряде ненормированная – выезжать на поиски приходится и ночью, и в праздники, даже подстраивать отпуска друг под друга.

– На самом деле близкие просто переживают за нас – мы выезжаем в лес, лезем в подвалы, будим бомжей и опрашиваем, все бывает, – говорит Алена. – Но поддержка от них всегда мощная, даже если они сами не могут участвовать в розыске.

Она объясняет, что к маргинальным личностям часто приходится обращаться, когда теряются пожилые люди. Но ни разу они не повели себя агрессивно в адрес волонтеров, наоборот, пытаются помочь, подключаются к поискам, искренне переживают.

– Все, кто на поиски ездят, сразу вспоминают про клещей, один год было много змей. Бывает, что волонтеры под ноги не смотрят и падают – все время ругаем их за это. Когда ищем с полицией, естественно, попроще. Нас, например, могут не пустить на определенную территорию, а их с корочками пустят, – говорит Алена.

Конечно, волонтеры всегда радуются, что человек найден живым, поиск закрыт, родные спокойны. Но бывает, что найденный оказывается погибшим.

– За человека искренне переживаешь, торопишься, его находят погибшим, и ты начинаешь думать, вспоминать, анализировать свои действия, оцениваешь правильность своих решений, боишься того, что мы просто не успели, – объясняет Катерина. – Но на самом деле, что бы мы ни делали, все равно бы не смогли спасти. Очень обидно, когда понимаешь, что ты мог бы спасти человека, если бы заявка пришла пораньше.

Есть в практике «Белой совы» особенные поиски, которые запоминаются надолго. Не потому что сопровождаются какими-то невероятными приключениями или ищут какого-то необыкновенного человека.

– Мы искали дедушку, который заблудился в лесу – или что-то с памятью случилось, или с ориентацией в пространстве, – вспоминает Алена Швецова. – Семья у него оказалась очень душевной, сплоченной, активно участвовала в поиске. И полиция, и волонтеры настолько прикипели к пропавшему, что воспринимали его уже как родного.

Четыре дня велись поиски, и когда мы его нашли, он был в тяжелом состоянии. Возможно, дедушке оставалось несколько часов до гибели. Оказалось, что он шел не в том направлении, все глубже плутая по лесу, а потом упал в яму.

Доставали его сотрудники полиции, эмоции были у всех – несколько дней мы днем и ночью находились в ужасном напряжении, переживали.

По статистике, пожилые люди теряются часто – уходят сами, а потом забывают, где живут.

Пожилые люди, к сожалению, не всегда слушаются, иногда приходится с ними действовать хитростью.

В некоторых случаях и хитрость не помогает. Как-то в ноябре Алене позвонили на поисковый телефон и сообщили, что возле заправки около леса ходит пожилой мужчина. Она решила проконтролировать, чтобы человек никуда не ушел, так как полиция по разным причинам может долго ехать к месту вызова. Пока добиралась, мужчину все-таки забрали полицейские.

– Я развернулась и поехала обратно, вижу – идет по дороге дедушка. Окно открываю, спрашиваю: «Вы, наверное, совсем замерзли, вас подвезти?» Он дверь открывает, садится, трясется от холода.

Называет один адрес, его нет в «ДубльГИСе», а он просто номер квартиры и номер дома перепутал. Я не спросила фамилию, имя. Решила, что сейчас довезу, родственникам сдам, если нет никого, то буду уже разбираться. Он рассказывает – жена на даче.

Думаю – как-то странно, в ноябре – дача. Печку погорячее включила, он все никак не мог согреться.

Подъезжаем к дому. Звоним в квартиру, открывает бабушка, зареванная, испуганная. Я начинаю расспрашивать, она рассказывает, что он летом уже пропадал, пришлось обращаться в поисковый отряд.

Я поворачиваюсь и только тогда узнаю его – точно, уже искали. Дедушка много ходит, физически он очень здоровый. А вот память подводит.

Потом уже все успокоились, бабушка к нему поворачивается: «Ты в 12 часов в парикмахерскую пошел, почему не подстригся?»

Потом этот дедушка еще раз пропадал перед Новым годом – пошел за крендельками. Сутки его не было, бабушка уже напрямую позвонила Алене. Пока разбирались, пытались понять, где он, он вернулся сам домой, где-то сутки ходил. Оказалось, что бабушка, зная о такой активности мужа, пишет ему записки, раскладывает их по карманам, а он их достает, говорит «что за ерунда» и выкидывает.

Чудес в нашей практике не бывает

Раньше в отряд постоянно обращались экстрасенсы и предлагали свою помощь.

Но со временем поисковики от такого сотрудничества отказались, потому что ни одного человека ясновидящие найти так и не смогли.

Когда пропала Аня Анисимова, проверялась каждая версия, каждое направление, в том числе и из тех, которые предлагали экстрасенсы. Но ничего не подтвердилось, силы и время были потрачены впустую.

– У них зачастую очень расплывчатые описания – я вижу зеленый забор, деревья, вот улица, перекресток, похожий на птичку, в общем, под это попадет 80% ориентировок, – говорит Катерина. – Или читают в ориентировке обстоятельства пропажи и сообщают выводы, к которым можно прийти логическим путем – пошел через лес, рядом находится вода.

Все это можно понять, посмотрев на карту. Или понятно, что человек потерялся на открытой местности, он не прячется где-то в заброшенном здании, а ясновидящие нам пишут, что чувствуют запах травы.

Так, был один пропавший в лесу, мы знали, что он на болотах, прочесали там все, а экстрасенс нам сообщает, что найдем мы его под березкой, рядом будет водичка.

Источник: https://www.pravmir.ru/my-lezem-v-podvaly-i-budim-bomzhej-kak-tragediya-pomogla-sozdat-poiskovoe-dvizhenie/

9 возмутительных странностей гештальтистов, которые сначала бесят, а потом облегчают жизнь

Мы лезем, лезем, лезем...

Гештальт-терапия — один из наиболее популярных психотерапевтических подходов, который был разработан немецким психотерапевтом Фредериком Перлзом в 50-е годы прошлого века.

Он помогает человеку осознать свои чувства и стоящие за ними потребности, лучше понять себя и более эффективно взаимодействовать с окружающими. Гештальт — это больше чем просто направление в психотерапии. Это практическая философия жизни.

Ну а людей, которые ее придерживаются, называют гештальтистами.

AdMe.ru рассказывает об особенностях поведения тех, кто является приверженцами этого направления в психотерапии. При общении эти принципы гештальтистов сначала удивляют и даже кажутся странными и циничными, но на деле улучшают жизнь.

Гештальтисты ничего не делают без запроса

© Le Gendarme se marie / SNC  

Под запросом на профессиональном языке понимается просьба, выражаемая в желании что-либо получить. Мы очень часто лезем в жизнь близких, друзей, коллег без их просьбы.

Пытаемся улучшить их жизнь, помочь, когда нас об этом не просят, рассказать, что они живут «неправильно» с нашей точки зрения.

Результат — много потраченной впустую собственной энергии и раздражение со стороны близких, растущая стена непонимания.

Гештальтисты ввели в оборот выражения «причинить добро» и «нанести ласку». Они как раз и иллюстрируют подобные ситуации — попытки улучшить чужую жизнь (пусть даже и самого близкого человека) без какого-либо запроса на это. Как это случилось, например, с героем Луи де Фюнеса во французском фильме «Жандарм женится»: жена и дочь переклеили обои в его комнате без его ведома и согласия.

И, конечно же, гештальтист не смутится сказать окружающим, чего хочет он сам, не рассчитывая на то, что те прочтут его мысли.

Или, наоборот, рассчитывая на то, что не прочтут и будет повод обидеться, — такой вариант тоже далеко не редкость среди невротиков.

Он прямо скажет: «Побудь со мной», «Помоги мне донести эти сумки — они тяжелые», «Со мной так нельзя», «Я сейчас нуждаюсь в тишине» или «Мы давно никуда не выходили вместе. Давай устроим себе праздник?».

С особым вниманием относятся к чувствам и придерживаются мнения, что любовь — это не чувство

© Мимино / Киностудия «Мосфильм»  

Во-первых, чувства важны для того, чтобы ощущать себя живым. Жить — значит чувствовать (а не только думать, действовать, интерпретировать) и испытывать весь спектр чувств: радость и грусть, страх и гнев, удивление и интерес, и многие другие. Подавленные и невыраженные в моменте «здесь и сейчас» чувства могут оставаться с человеком долгие годы, становясь источником психологических проблем.

Во-вторых, чувства помогают ориентироваться в собственных потребностях и удовлетворять их, взаимодействуя с окружающим миром. Так, страх нередко является другой стороной наших желаний. А обида на мужа за неповешенный карниз, раскиданные носки, невымытую посуду говорит о потребности во внимании и заботе с его стороны.

Любовь же для гештальтиста — это действительно не чувство, а состояние. И в любви целая гамма чувств — радость, интерес, ревность, раздражение, возбуждение, стыд. У каждого — свое. А еще под словом «любовь» может скрываться как невротическое слияние, так и здоровая привязанность к другому человеку.

Считают, что мы всегда говорим только о себе

Нет — это не про эгоизм. Это про механизм психологической защиты (гештальтисты еще говорят «нарушение контактной границы»), который называется «проекция». Работа этого механизма проявляется в неосознаваемой склонности приписывать другим свои (порой неприемлемые или социально неодобряемые) чувства, мысли, потребности и желания.

Так, человек может воспринимать мир и окружающих людей как агрессивных и враждебных, а на самом деле это его собственные черты. Жена, необоснованно обвиняющая мужа в неверности, таким образом защищается от собственного, возможно, неосознаваемого желания измены. А детям свойственно видеть мир и людей хорошими и добрыми. Какие у человека проекции — такие у него и тенденции.

Спрашивают: «Как ты?»

© Love Actually / Universal Pictures  

Чаще всего люди спрашивают друг у друга: «Как дела?» И на этот вопрос можно либо удариться в пространный ответ о своих делах или отделаться более формальными и ожидаемыми в обществе «хорошо», «нормально», «так себе» — в зависимости от ситуации и степени близости вопрошающего. И еще это вопрос именно о делах, а не о другом человеке и его состоянии.

А вот вопрос «Как ты?» подразумевает более глубокое обращение к чувствам человека. Это вопрос о состоянии собеседника в настоящий момент. Тут сложнее отделаться формальным ответом, потому что требуется посмотреть внутрь себя.

«Рад нашей встрече», «огорчен сложившейся ситуацией», «удивлен», «встревожен», «растерян», «напряжен перед экзаменом» — чтобы ответить человеку, требуется войти в контакт с собой и своими чувствами.

Именно поэтому, разговаривая с ребенком или своими близкими, лучше отдавать предпочтение вопросу «Как ты?».

С уважением относятся к личным границам — своим и чужим

© Вий / Киностудия «Мосфильм»   © Юлия Гребнева /  

Примеры нарушения границ — прикасаться к посторонним людям (например трогать живот беременной женщины), читать чужую корреспонденцию, входить без стука в комнату детей подросткового возраста и старше, а детям, в свою очередь, врываться в комнату родителей. А в психологическом смысле нарушение границ — это вмешиваться в чужую частную жизнь. Например, фраза, адресованная молодой супружеской паре «А с ребеночком пора бы и поторопиться», является нарушением границ.

Гештальтиста отличает умение чувствовать и при необходимости отстаивать свои личные границы, а также различать и уважать чужие границы.

Много якают

Нас с детства учили: «Я – последняя буква в алфавите», поэтому лучше ее не использовать часто. А с точки зрения гештальт-подхода, якать очень даже полезно. Во-первых, это позволяет выйти из слияния, в котором нет “я” и “ты” – там нет различий и непохожести. Есть только тотальное “мы”. И, как следствие, яканье способствует личностному росту.

Мать, находящаяся в слиянии со своим дитя, часто произносит “мы”: “Мы покушали”, “Мы уже ходим в садик” или даже “Мы покакали”. Влюбленные становятся одним целым, порой теряя себя в отношениях. Даже в песне пелось: “Я – это ты, ты – это я”.

Все это, безусловно, приятно, потому что возвращает человека в период “внутриутробного рая”, когда он был одним целым с матерью. Однако тормозит развитие и ребенка, и партнеров в любовных отношениях – происходит отождествление себя с другим, отказ от различий и непохожести.

Именно поэтому так важно якать, чтобы обнаружить свое отличие от другого, разные желания, мотивы и потребности – “Я хочу”, “Я сам”, “Ты пей кофе, а я хочу чай”, “Ты поезжай на рыбалку, а я хочу на выставку”.

А, во-вторых, с психологической точки зрения, при общении правильнее выражать свои мысли не в “ты-сообщениях”, а в “я-сообщениях”. Например, вместо “Ты меня бесишь” психолог скажет “Я злюсь на тебя, потому что…”. Таким образом вместо упреков и обвинений он говорит о своих чувствах и берет на себя ответственность за них.

Считают, что никто никому ничего не должен

Квинтэссенцией идей гештальт-подхода можно считать «молитву гештальтиста» (текст выше), сформулированную основателем метода Фредериком Перлзом. Ее основная идея в том, что все мы разные и отдельные друг от друга люди и никто никому ничего не должен.

При этом под словами «не должен» понимают свободный и осознанный выбор, а не полную безответственность. И тогда, например, женщина рожает ребенка не потому, что «пора и должно», а потому что хочет этого. Или, наоборот, в данный момент выбирает учиться и делать карьеру, а не становиться мамой. А мужчина не ведется на манипулятивное «Каждый настоящий мужчина должен…».

Выбирают быть счастливыми

Вот странные люди, не правда ли? Счастье — это же так трудозатратно, требует усилий и действий. Работы над собой. Куда проще быть несчастным: лежишь на диване, да жалеешь себя. Но нет, гештальтисты выбирают быть счастливыми.

Зачастую в споре с самыми близкими и любимыми людьми или в семейном конфликте люди выбирают быть правыми и с пеной у рта отстаивать свою правоту: «Вот убедишься, что я прав». На что гештальтист непременно спросит: «А ты что выбираешь: быть правым или быть счастливым?»

Умеют о себе позаботиться

Гештальтист вполне может спросить у рассказывающего о проблеме друга или решившей поныть подруги: «И как ты можешь о себе позаботиться в этой ситуации?»

И, конечно же, они умеют заботиться сами о себе. Слушать и слышать себя, отвечая на вопрос, что в данной конкретной ситуации будет заботой о себе любимом.

И делать то, что необходимо для себя, и баловать, и нести ответственность за свою жизнь. Ведь забота о себе — это про ответственность.

Только маленькие дети вправе рассчитывать на то, что придет кто-то большой и позаботится о них. Взрослые же сами несут ответственность за свое благополучие.

© depositphotos  

Какие из описанных нами «странностей» гештальтистов вам захотелось взять на вооружение?

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/9-vozmutitelnyh-strannostej-geshtaltistov-kotorye-snachala-besyat-a-potom-oblegchayut-zhizn-2030115/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.