Лесное братство

«Лесные братья»: что творили прибалтийские повстанцы

Лесное братство

После окончания Великой Отечественной войны в западных районах Советского Союза активизировались партизанские движения: бандеровцев — в Галиции, «Железной гвардии» — в Молдавии, «Лесных братьев» — в Прибалтике.

Противостояние с последними было наиболее кровавым: если количество жертв Украинской повстанческой армии во второй половине 1940-х годов составило порядка 10 тысяч человек, то в ходе столкновений с «Лесными» погибло около 25 тысяч.

В лесах и болотах

Образ «лесного брата» своими корнями уходит в легенды о благородных разбойниках, которые присутствуют в фольклоре практически всех европейских народов. Действительность, как обычно, мало походит на миф.

Отряды «лесных», впервые массово появившиеся в Прибалтике во время Первой русской революции 1905-06 годов, за неполные 2 года сожгли 57 помещичьих усадеб, убили десятки царских чиновников и присвоили несколько миллионов рублей в ходе экспроприаций (проще говоря — ограблений банков). С подавлением революции их разгул также сошёл на нет.

Куда более массовый характер движение приняло по окончании Великой Отечественной войны как реакция на не всегда гармоничную интеграцию прибалтийских республик в социалистическую систему.

При легко доступных в местах недавних боёв запасах оружия, лесистые болотистые местности на стыке Литвы, Латвии и Белоруссии с немногочисленными уединёнными хуторами — стали питательной почвой для всевозможных парамилитаристских формирований.

В их составе были и бывшие «национальные кадры» из территориальных батальонов СС, понимавшие, что после установления личности в лучшем случае ждёт отправка в Сибирь; и зажиточные крестьяне, согнанные со своих мыз в ходе коллективизации; и представители интеллигенции, у которых были достаточные основания считать приход Красной Армии оккупацией.

Тактика «Лесных братьев» весьма характерно описана в одноимённой народной песне. В предрассветном тумане пятеро вооружённых автоматами партизан приходят на хутор. Ни красноармейцев, ни милиционеров нет (да и не приставишь их охранять каждую избу).

«Братва» демонстративно расстреливает сначала председателя колхоза, потом — русского комсомольца-агротехника, командированного для подъёма сельского хозяйства. А кто это спрятался в стоге сена? Деревенский почтальон. Свой, литовец, но — осведомитель МГБ.

Что ж, никто из крестьян завтра не получит писем… Местные (из страха или по доброй воле) снабжают «лешаков» продовольствием, и с восходом солнца те уходят, чтобы залечь в чащобе ещё на несколько недель.

Как видим, «братский» террор был направлен не только против коммунистов и военнослужащих, но часто — и против рядового населения, что отнюдь не добавляло боевикам симпатий со стороны среднего прибалта.

Литва

Следует отметить, что сами литовские «Лесные братья» себя так не именовали — использовались названия «Армия Свободы Литвы» или просто «зелёные».

Это была единственная из трёх прибалтийских республик, где антисоветские формирования имели единый координационный центр и были настолько многочисленны, что на первых порах, в 1945-47 году, даже нападали на небольшие гарнизоны Советской Армии.

Если же абстрагироваться от террористических методов и явной русофобии «братьев», рассматривая их исключительно как объект военной истории, следует признать: партизанско-диверсионное движение может быть успешным как дополнение к регулярной армии, но не как её заменитель.

Несмотря на поддержку со стороны западных спецслужб (в укромные прибалтийские бухты периодически заходили рыбацкие судёнышки, гружёные оружием и взрывчаткой), — ликвидация «зелёных» была лишь вопросом времени, притом, что советские военные не применяли против них бронетехнику и артиллерию, ограничиваясь «полицейскими» мерами. Приёмы были испытанными: создание широкой сети осведомителей на местах, аэрофотосъёмка, оцепление и прочёсывание лесных массивов, где скрываются диверсанты; арест и ссылка сочувствующих из числа крестьян и горожан.

Латвия

В этой республике «Лесные братья» в основном состояли из бывших бойцов латышского легиона СС, превзошедших в уничтожении евреев и других беззащитных жертв даже своих берлинских геноссе. Воевали в нацистской униформе и с оружием вермахта, жили в лесу в оставшихся со времён немцев бункерах.

Отряды латышских «зелёных» заходили даже в приграничные районы Псковской области.
Борьбой с партизанами занимались не только части НКВД (с 1946 года — МГБ), но и латышские дивизии на службе Красной Армии.

Поэтому некоторыми исследователями борьба с «Лесными братьями» рассматривается как заключительный для прибалтийских республик акт Гражданской войны, начавшейся ещё в 1918 году.

Эстония

Эстонские «братья» были самыми малочисленными — не более 500 бойцов на пике существования (если, конечно, не считать несколько тысяч сочувствующих, помогавших информацией, едой и кровом).

Хотя деятельность «зелёных» сошла на нет уже к началу пятидесятых (в том числе благодаря грамотным контртеррористическим действиям МГБ), именно в этой республике, как считается, дольше всех воевал последний «лесной брат».

В сентябре 1978 года сотрудниками советских спецслужб был ликвидирован Аугуст Саббе, пребывавший на нелегальном положении с момента вступления в партизанский отряд в 1950 году. На момент гибели пенсионеру было 69 лет.

Социалистическое строительство

Успешное партизанское движение возможно только при поддержке народа и только при наличии социальной базы для антигосударственного протеста.

Между тем непредвзятый анализ показывает, что коммунистическая власть действительно занималась развитием Прибалтики, превратив её из восточноевропейского захолустья, каким являлись «Лимитрофы» до войны, в наиболее зажиточный регион СССР.

Так, население Литвы между 1945 и 1965 годом увеличилось с 2,5 до почти 3 миллионов, причём численность всех этнических групп, как русских, так и литовцев, возрастала примерно в равной пропорции.

В Латвии за послевоенные годы состоялась масштабная индустриализация. Весь Советский союз ездил на электричках Рижского вагоностроительного завода, слушал радиоприёмники рижской фабрики «ВЭФ».

В 1946 году вступил в строй Рижский электромашиностроительный завод, поставивший на конвейер первую в Союзе бытовую стиральную машину. В 1949 году — Рижская автобусная фабрика, снабжавшая микроавтобусами «РАФ» целый Восточный блок.

Эти и многие другие промышленные предприятия, производившие высокотехнологичную продукцию, дали латышам десятки тысяч рабочих мест.

Эстония лидировала среди всех территорий СССР по объёму государственных вложений в экономику и инфраструктуру на душу населения. Строились дороги, больницы, школы — особенно в слаборазвитых сельских районах.

А сегодняшний интерес жителей Прибалтики к «Лесным братьям», думается, вызван в том числе и затяжным социально-экономическим кризисом, в котором три республики оказались после присоединения к Евросоюзу.

Ибо в глубине народной души всегда теплится наивная надежда, что откуда-нибудь из леса выйдет благородный разбойник и искоренит все несправедливости.

Источник: https://the-criminal.ru/lesnye-bratya-chto-tvorili-pribaltijskie-povstancy-2/

«Самые кровавые и страшные преступления»: почему в современной Литве героизируют «лесных братьев»

Лесное братство

На заседании Представительного совета ОБСЕ в четверг, 20 июля, Россия поднимет тему отношения к «лесным братьям» — антисоветским партизанским группам, действовавшим на территории Прибалтики в последние годы Великой Отечественной и послевоенное время.

Об этом заявил постоянный представитель РФ при ОБСЕ Александр Лукашевич. Ранее МИД России обвинил Литву в «подгонке исторических событий под выдуманную националистическую мифологию» с целью оправдания «братьев».

RT разбирался, как те, кого в СССР считали бандитами, в современной Литве стали национальными героями.

Героизация членов антисоветского подполья в Литве идёт с момента выхода республики из состава СССР. Последний раз литовские «лесные братья» напомнили о себе атакой в виртуальном пространстве.

Литовские тролли по призыву журналиста Андрюса Тапинаса пытались понизить рейтинг страниц МИД России и посольства РФ в Литве в социальной сети , оставляя негативные комментарии с хэштегом #Кремльнашуисториюнеперепишешь.

Журналиста и его единомышленников возмутила негативная реакция российского МИД на появившийся 11 июля в сети ролик НАТО, который прославлял латышских «лесных братьев». Официальный представитель МИД России Мария Захарова тогда назвала их «организацией, созданной на основе фашистских недобитков».

  • Мария Захарова
  • РИА Новости
  • © Валерий Мельников

14 июля МИД России опубликовал на своих страницах в соцсетях данные о жертвах антикоммунистического подполья в трёх республиках Советской Прибалтики в 1944—1953 годах. Среди бесславных деяний «братьев» значилось и убийство 53 человек в разгар зимних праздников в 1947 году в Литве. Пятеро убитых были детьми.

В свою очередь, литовское внешнеполитическое ведомство 13 июля заявило, что «Советы воевали на стороне нацистов», обвинив СССР в поддержке нацистской Германии на начальных этапах Второй мировой войны.

Кроме того, литовский МИД на своей официальной странице в подчеркнул, что «лесные братья» не могли быть нацистскими пособниками, так как война с фашизмом закончилась в 1945-м, а антисоветское сопротивление в Литве добили только в 1950-х.

Через два дня с акцией в поддержку странной аргументации своего МИД выступил Тапинас. Впрочем, его сторонники также не затрудняли себя попытками привести хоть какие-то доказательства, опровергающие данные российской стороны. Тексты, как правило, копировались друг у друга и состояли из антироссийских лозунгов. МИД Литвы поддержал действия интернет-вандалов.

В ответ МИД России начал размещать под тем же тегом — #Кремльнашуисториюнеперепишешь — информацию о тех, кого пытаются героизировать власти Литвы.

Так, литовцам напомнили, что один из наиболее прославляемых в их стране деятелей антисоветского подполья — Йонас Норейка (Генерал Ветер) — возглавлял во время немецкой оккупации администрацию Шяуляйского уезда и отдал приказ согнать местных евреев в гетто и отобрать у них имущество.

«В 2016 году журналистка Рута Ванагайте выпустила в Литве книгу «Наши» об участии литовцев в массовых убийствах евреев.

Литовское правительство объявило книгу «проектом Путина» и «угрозой национальной безопасности», самой Ванагайте поступали угрозы физической расправы», — приводит МИД России пример того, как воспринимаются руководством Литвы факты, подрывающие его националистическую мифологию.

  • Книга «Наши»
  • © Wikimedia Commons

Убийцы или борцы за свободу?

«Цель понятна: вымарать из национальной истории тот неприглядный факт, что в 1944—1952 годах одни литовцы (откровенные душегубы и террористы, называвшие себя «лесными братьями») с животным остервенением, не жалея ни детей, ни стариков, резали по хуторам других литовцев, которые всего лишь хотели спокойной, мирной жизни в составе СССР», — объяснило российское внешнеполитическое ведомство действия литовской стороны по защите имиджа «лесных братьев».

Преступления тех, кого в Литве сейчас называют героями, кому ставят памятники, мемориальные доски, в советское время были тщательно задокументированы. Продолжались исследования и в постсоветский период.

Согласно опубликованной в 2011 году Книге памяти жертв партизанского террора, от рук литовских «борцов за свободу» погибли не менее 25 тыс. человек, из них около 1 тыс. — дети, 50 — младенцы.

  • Жертвы бойни в Каунасе 25—27 июня 1941 года
  • © Wikimedia Commons

«На мой взгляд, отрезать голову живому человеку или забить представителей другой национальности ломом и гордиться, обсуждать с соседями, у кого какой счёт, — это не борьба за свободу и уж тем более не достижение демократии», — прокомментировал RT методы литовских «лесных братьев» президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.

Также по теме

Пространство для манёвров: с какой целью НАТО отрабатывало в Прибалтике блокаду российских территорий

Вооружённые силы НАТО сымитировали блокаду Калининградской области России в случае военного конфликта. Это лишь один из эпизодов…

По его словам, именно в Литве действия антисоветских партизан отличались особой жестокостью.

«Самые кровавые, страшные и жуткие преступления, находящиеся за пределами всего человеческого, — это именно Литва, а не Эстония и Латвия», — заявил политолог.

Литовские «лесные братья» были хуже, чем латышские, отметил в интервью RT директор фонда «Историческая память», научный сотрудник Института российской истории РАН Александр Дюков.

«Они были в меньшей степени связаны с нацистами, зато по масштабам террористической деятельности по отношению к мирному населению превосходят всех других «лесных братьев» прибалтийских республик», — пояснил историк.

Соучастники холокоста

По мнению Межевича, одна из причин особой жестокости именно литовских «лесных братьев» заключается в том, что в Литве антисоветские националисты не были оформлены в легионы СС, как в Латвии и Эстонии. Парадоксально, но эсэсовская дисциплина ограничивала преступное рвение коллаборантов, отмечает эксперт.

В СС литовцев не брали, считая недочеловеками, и литовские коллаборанты служили в полицейских частях или на мелких должностях в местной администрации.

Сильны были антисемитские и антипольские настроения. Частично они находили выход в сотрудничестве местного населения с немцами, особенно в деле уничтожения евреев. Всего за годы войны погибло 96% еврейского населения Литвы. Однако и без немцев литовские партизаны-националисты уничтожали евреев и поляков.

«В Литве ещё до прихода немецких войск начались мятежи, имевшие как антисоветский, так и антиеврейский, и антипольский характер. По принципу уничтожения всех чужих. К свободе это не имеет никакого отношения», — подчеркнул Межевич.

Речь идёт об июньском восстании 1941 года. 20 июня 1941 года подготовленные в Германии формирования националистического Фронта литовских активистов начали мятеж в Литовской ССР. Они же 22 июня 1941-го провозгласили независимость Литвы.

В 2000-м году парламент Литвы признал эту декларацию правовым актом современной Литовской Республики, тем самым подтвердив свою приверженность установившемуся тогда режиму националистов.

Ещё до вступления в Литву немецких войск Фронт литовских активистов начал казни и грабежи еврейского и польского населения. 

«Ещё в 1940-м году литовские подпольные националисты просили немцев дать им деньги, чтобы начать резню евреев, — рассказал RT научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО Владислав Воротников. — Литовские наци бежали впереди паровоза и предлагали свои услуги ещё до того, как немцы были к этому готовы».

Также по теме

Резня по-скандинавски: 75 лет массовому убийству в концлагере Бейсфьорд

Ровно 75 лет назад в оккупированной Норвегии местные коллаборационисты жестоко расправились почти с тремя сотнями югославских…

Эксперт отметил, что коллаборационисты составили значительную часть будущих «лесных братьев».

«В основном это были уклонисты и дезертиры, среди дезертиров было много тех, кто поучаствовал в неблаговидных делах во время войны, были ещё и те, кто участвовал в подпольном восстании Союза польских активистов 20 июня 1941 года», — пояснил Воротников.

Офицерство было настроено довольно скептически по отношению к немцам, часть его даже оказалась в немецких концлагерях — правда, в сравнительно неплохих условиях, подчеркнул эксперт, однако тренировали партизанские отряды против наступающей Красной армии именно немцы.

«Лесные братья» начинались как подготовленные немцами диверсионные подразделения», — отметил историк.

Выстрелы в своих

Если сравнивать то, как литовские «лесные братья» боролись с советской властью и немецкими оккупантами, разница заметна сразу, заявляют эксперты.

«Литовское сопротивление можно разделить на три этапа, — рассказал Межевич. — Первый — момент вступления в Литву в июне 1941 года немецких войск и ухода Красной армии.

Тогда действительно имело место незначительное сопротивление немецким оккупантам, которое быстро закончилось, потому что в Литве коллаборанты поняли, что легче присягнуть Гитлеру.

Затем — незначительное виртуальное сопротивление немцам до конца 1944 года. И третий — долгий, кровавый и страшный этап — послевоенный».

По мнению эксперта, те, кто действовал в 1940-х — начале 1950-х годов в Литве, — не борцы за свободу.

«Большинство жертв литовских бандитов — это литовцы, причём как раз те, кто не имели при себе ППШ и не могли ответить выстрелом на выстрел, — утверждает Межевич. — Практически это были элементы гражданской войны, потому что в ответ другие литовцы — «красные литовцы» — убивали так называемых борцов за свободу».

Воротников отметил, что отношение к советской власти раскололо литовскую деревню. Местная беднота поддерживала Советы, так как надеялась получить землю и улучшить своё социальное положение. Из этих людей и создавались «истребительные отряды». 

Нос по ветру

По словам экспертов, прибалтийские «лесные братья» ориентировались на бывших союзников СССР во Второй мировой войне — Великобританию и США. Они получали инструкции из Лондона и Вашингтона.

«Стабильная ситуация и стабильное развитие Советского Союза не устраивали наших заокеанских соседей и бывших союзников», — объяснил Межевич мотивы помощи Запада антисоветским вооружённым формированиям в СССР.

Сейчас, по мнению аналитиков, образы борцов за свободу необходимы националистическим режимам Прибалтики для мобилизации собственного населения и постоянного напоминания Западу о «русской угрозе».

«Есть категории малых стран, которые хотят стать большими не за счёт достижений в науке, искусстве, культуре, на худой конец экономике, а за счёт постоянного педалирования, позиционирования своих исторических бед, проблем, комплексов — гипотетических и реальных», — утверждает Межевич.

Также по теме

Пространство для манёвров: с какой целью НАТО отрабатывало в Прибалтике блокаду российских территорий

Вооружённые силы НАТО сымитировали блокаду Калининградской области России в случае военного конфликта. Это лишь один из эпизодов…

По мнению Воротникова, новая волна антироссийской истерии в Прибалтике и поднятие темы «лесных братьев» связаны с рядом факторов. Один из них — стремление напомнить о себе Западу за счёт конфронтации с Россией и выбить какие-то преференции, субсидии.

Именно использование мифа о «российской угрозе» помогло прибалтам затормозить принятие квот на перераспределение беженцев в рамках ЕС. Другой фактор — психологический. В 1940 году, когда все эти страны вошли в состав СССР, они фактически сдались без боя.

Теперь этот исторический комплекс поражения даёт о себе знать в постоянном страхе перед Россией. Страны Балтии «готовятся к прошедшей войне», подчёркивают в своих доктринах необходимость ухода в леса в случае оккупации, постулируют незыблемость основных положений своих Конституций, как будто бы на дворе 1940 год.

Наконец, третий фактор — «циничная эксплуатация» комплексов, из которых современные правящие элиты Литвы, Латвии и Эстонии извлекают политические дивиденды.

«Их армия в 1940-м ничего не сделала, и теперь они ищут какие-то положительные образцы», — объяснил Воротников причины обращения к образам «лесных братьев» в Литве.

В сочетании с антироссийской медийной кампанией в западных СМИ прославление «героев»-головорезов ведёт к тому, что градус враждебности к России растёт.

«Всё это перешло в фазу национальной истерии, возгонки, — отметил эксперт. — Они уже ментально с нами воюют».

Источник: https://russian.rt.com/ussr/article/410544-litva-lesnye-bratya

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть