История одной неидеальной мамы

Мамина жизнь от А до Я. Дневник одной неидеальной мамы Текст

История одной неидеальной мамы

Все дети кушают плохо, но мои – хуже некуда (каждая мама говорит именно «мои», но на самом деле, вообще все-все за редким исключением, но это как-то совсем не успокаивает).

Еда – это детский кошмар, потому что она – не только сладенькое и вкусненькое, но ещё и полезненькое.

Впрочем, по этой причине еда – и мамин кошмар, потому что именно маме приходится делать из еды полезненькой вкусненькую, а это не всегда получается.

Каша на завтрак? Я уже забыла, как эту кашу варить надо. Стакан сока, печенька, кексик – всё. На большее не рассчитывайте. Правда иногда по большим праздникам (для мамы, конечно) на завтрак съедается творожная запеканка и даже омлет! В общем, на завтрак грех жаловаться, переходим к обеду.

Суп? Конечно. Только без морковки, капусты, лука, зелёного горошка, петрушки, укропа и т.д.

, но обязательно с мультиком, и не одним, а двумя, тремя, лучше четырьмя и ещё с небольшим скандалом по поводу того, что морковка в супе присутствует, как и остальные овощи.

Засечь обман дети умудряются во время мультяшной заставки к очередному анимационному шедевру, так что и они не всегда помогают, потому что, если мультик не очень интересный, а титры длиннее обычного, небольшой скандал перерастает в большой, а там уж не до еды.

Итак, ужин. Тушеные овощи – «фу». Картошка – не фу, но «что-то не хочется». Мяско, рыбка – «давай, но только без хлеба и гарнира». «Так уж и быть, съедим по огурчику, если после ужина будет десерт». Десерт – обязателен! И обязателен большой десерт не в пример основному блюду.

Моё потерпевшее фиаско практически по всем питательным направлениям сердце спасает только выпитый на ночь кефир или молочный коктейль. И ещё муж.

Единственный человек в нашей семье, который ценит результат проведённых мною часов у плиты, хотя и от него можно услышать знакомое «Что это? Пшёнка? А больше ничего нет?» Ну как вы не понимаете, это же так полезно!

Буква Ё. Ёж

Ёж – это я к концу дня. Тяжёлого, не самого лучшего дня, пропитанного детскими криками и моим недовольством собственной судьбой. Это моё внутреннее состояние: колючки со всех сторон, лица не видно – заслонили злость, усталость и бессилие. На человека, а тем более любящую мать мало похоже. Впрочем, мамы бывают и такими.

И чтобы это принять, мне потребовалось почти пять лет, да и то иногда берут сомнения. А ведь мама – она тоже человек. Она тоже чего-нибудь хочет, она, бывает, устаёт. Мама даже может чего-то не хотеть делать, например, играть, читать, гулять. Причины могут быть совершенно разные – от головной боли до просто плохого настроения.

Маму за это нельзя казнить. Наоборот – надо помиловать. А лучше – помиловАть.

Не дать ей замкнуться, углубиться в самоедство и самобичевание за несовершенное поведение и отсутствие должной выдержки, за шлепок по попе, пусть и самой любимой, за грубые слова, сказанные от невозможности восстановить контроль над своими же детьми и призвать их к послушанию…

«Мам, ты когда доброй станешь?» – спрашивает меня мой трёхлетний сын. «Стану, сынок, стану». Сейчас вздохну поглубже и буду добреть. Вот я уже и не ёж колючий, а ёжик, милый-премилый. Стакан молока ёжику за вредность!

Буква Ж. Жалость

Бывает, я жалею себя, и это губительно для моего организма. Я сразу становлюсь какой-то рыхлой, неоформленной, бессильной. Мне становится лень.

Лень вставать, лень играть, лень ходить, лень жить.

Я представляюсь себе таким несчастненьким-несчастненьким, брошенным-преброшенным, одиноким, замученным беспросветными серыми буднями бесформленным нечтом, безыдейным, безинициативным, бесполезным…

А как иначе я должна себя чувствовать? Я же совсем одна с двумя детьми.

Без отдыха, без выходных, без бабушек и дедушек, дядюшек и нянюшек, без детского сада, наконец, потому что нерадивые мамаши водят туда своих сопливых детей, а их сопли липнут к моим здоровым деткам, и вот мы уже четвёртый месяц на домашнем режиме, кучу лекарств перепили, кучу врачей перепосещали, нас лечат-лечат, только калечат, а я вообще хочу спать и телевизор смотреть, а не из пластилина роботов лепить и капризы каждодневные слушать. Мне никто не может помочь. Нет ничего, чтобы могло хоть как-то облегчить моё существование!..

Выплачусь я, выкисну вся, пойду пол пропылесошу, пирог яблочный испеку, с детьми в магазин схожу – фруктов купить и на тележке их покатать. Смотрю вокруг – а жизнь-то налаживается. Прохожие мне улыбаются, на сыновей моих смотрят с одобрением – мол, мамины помощники. Вон, старший макароны с полки взял и тащит, а младший за ним следом бежит: «Мам, я тоже взял!».

Сама я вроде тоже ничего, а для описанной выше ситуации выгляжу просто шикарно. Муж комплименты мне каждый день делает, восхищается красотой моей и мужественностью.

Да и играет он с детьми каждый вечер – пусть недолго, но я-то и на диванчике посидеть могу, даже вздремнуть на нём ненадолго и чайку попить в лечебном одиночестве.

Чего ж это я жалуюсь? У меня всё хорошо! У меня семья, муж, дети. Да я счастливая какая! Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

Буква З. Завтра

Моё завтра будет сегодня. И не только потому, что я лягу спать ближе к трём часам ночи, но и потому, что завтра будет на 99% похоже на вчера, сегодня и послепослепослепослепослезавтра. За полчаса до звонка будильника я услышу детский голос.

Он обязательно скажет: «Доброе утро!», «Пора вставать», «Дай сок», «Хочу писять», «Включи мультик», «А он меня обижает», «Когда вы уже проснётесь», «Нам одним скучно».

На затрак я буду пить остывший чай, есть узорно погрызанные вафли (виртуозно вымаканную яичницу-глазунью, хлеб от бутербродов) и выметать крошки из-под стола.

За полтора часа я мастерски приготовлю полноценный обед и ужин (пропылесошу, уберу игрушки, вытру везде пыль), успею сделать зарядку и привести себя и детей в подобающий для прогулки вид.

Затем я буду два часа кататься на горке во дворе, играть в песочнице и катать трёхколесный велосипед со своим младшим сыном за рулём, неотступно следующим за своим старшим братом на велосипеде двухколёсном.

Перед этим я вынесу эти два велосипеда и все прилагающиеся к прогулке аксессуары на себе из дома (впрочем, об этом прекрасном ежедневном моционе я уже писала).

Затем будет ненавистный, но очень полезный суп, детские сказки в любимой книжке, а точнее – в двух, послеобеденный сон, снова прогулка, встреча папы с работы, семейный ужин с веником в руках, жирными отпечатками маленьких ручек на стульях, липкими шоколадными поцелуями благодарности и чаем на коленках.

После водные процедуры с обязательными развлекающими мероприятиями в ванной, чтение книг и сон, который приходит практически сразу – за два раза сбегать попить и один раз посетить уборную, песенку про «Голубой вагон», поэтическую пятиминутку «Про Лукоморье» и ещё один стишок про маленький грузовичок. Всё оставшееся время можно потратить на себя, мужа и сон. Но обычно приходится выбирать между собой, мужем и этим самым сном, потому что сил на все уже почему-то не осталось.

Впрочем, не все дни одинаковые. Два раза в неделю мы ходим в детский центр на занятия. Это мои любимые дни.

Вся первая половина дня пропитана ожиданием похода: с утра мы обсуждаем сами занятия и то, как мы туда доберёмся (главных действующих лиц всегда интересует номер нужной маршрутки, хотя он совсем не меняется), с прогулки мы все спешим домой, суп съедается быстрее, сон приходит на 15 минут раньше – чтобы успеть выспаться до того, как мама всех разбудит, затем относительно быстрые сборы и – о чудо!!! – долгожданный выход из дома. Сначала мы едем 25 минут на маршрутке, и в это время мои дети с восторгом смотрят в окно и умиляют своими вопросами и рассуждениями пассажиров. Конечно, иногда случаются истерики и драки за место, но… Но потом целых два часа мои сыновья делают что-то отдельно от меня, и единственное, зачем я могу им понадобиться – это похвастаться мне своими достижениями. Из распорядителя бала я превращаюсь в его рассеянного созерцателя, погружённого в собственные мысли/чтение/вязание, отвлекающегося на своих любимых детей затем, чтобы в очередной раз возгордиться ими и вновь окунуться в собственное Я.

Вообще я не верю в то, что когда-нибудь моё завтра изменится, что я смогу встать по звонку будильника или даже позволить себе полежать лишние 10 минут в кровати, собираясь с мыслями и готовясь окунуться в новый день, посмотреть по телевизору новости и ещё какую-нибудь взрослую передачу, выпить кофе с подругой, провести, наконец, обеденное время не с плюющимися супом детьми, а коллегами по работе. Но моё завтра обязательно будет таким, пусть и через несколько лет, но будет обязательно. И когда я думаю об этом, мне становится страшно от мысли, что мои дети вырастут и уже не будут нуждаться во мне так, как нуждаются сейчас, что мне нечем будет заполнить моё свободное время, читай – образовавшуюся пустоту. Я буду одна в целом свете. Мои руки будут свободны от тёплых детских ладошек, моё молчание в отсутствии постоянных вопросов будет отдавать грустью, и вряд ли я позволю себе заливисто хохотать над какой-нибудь несусветной глупостью посреди улицы, как это делала раньше под защитой своих маленьких рыцарей. Господи, как же я буду скучать по моему прошедшему завтра, которое не менялось изо дня в день, даря мне счастье двойного материнства со всеми вытекающими из него приятностями и не очень.

Буква И. Истина

Я всегда была за правду, с самого раннего возраста. Как говорится, от этого и страдала. Доказать, что я права, что мои слова – истина для меня было превыше всего, и неважно, каким путём я шла к этому доказательству.

До сих пор помню, как ругалась с сестрой из-за какой-то исполнительницы, имени которой я уже не помню (вопрос: стоило ли так ругаться?). Моя сестра говорила, что именно эта певица поёт какую-то песню, которая ей очень нравится, а я с пеной у рта доказывала, что эту песню поёт певица совсем другая.

Я, конечно же, была права (насчёт песни и исполнителя), но с сестрой в итоге мы не разговаривали дня три, хотя жили не просто в одной квартире – в одной комнате. К чему это я? Да к тому, что мой старший сын унаследовал от меня эту патологическую жажду установить непреложную истину любым возможным и невозможным способом.

При этом, его истина в силу возрастных особенностей не всегда совпадает с истиной действительной, хотя, может, это кажется только мне, такому же правдорубу и истиноману как и он.

Поначалу я тщетно, но с завидным упорством пыталась доказать своему чаду, что нажать кнопку лифта скрученным в трубочку листом бумаги невозможно, пусть это и волшебный жезл; что, даже если разбежаться сильно-сильно, забраться с одного прыжка на трёхметровую горку не получится, даже если у тебя супербыстрые и суперпрыгучие кеды; что, если смешать в одном стакане зубную пасту, стиральный порошок, жидкое мыло и крем для бритья, ничего кроме мутного месива не получится. Ну не получится из этого ни живительного коктейля, ни волшебного зелья, как ни старайся!.. А потом, потом я вдруг поняла, что делать этого нельзя! Нельзя отнимать у ребёнка то, во что он верит. Даже если вами движет любовь и стремление уберечь его от разочарования, а себя от детской истерики.

Если ваш ребёнок верит в свои свехспособности (конечно, в разумных пределах) – прекрасно, если думает, что научился читать, а сам просто выучил текст на странице, – замечательно, если он верит в то, что может совершить невозможное, только захотев этого, – великолепно! А если он готов доказывать это всем неверующим в него и его способности взрослым, пробовать раз за разом добиваться своего несмотря на неудачи – просто волшебно! С возрастом все станет на свои места, предметы будут использоваться согласно их назначению, а вот вера в то, что невозможное возможно, останется с человеком навсегда. Свою родительскую задачу я вижу в том, чтобы направить эти «истинные» убеждения моих детей в нужное русло. На созидание, образование и творение, а не на глупые ссоры и мелкие ничего не стоящие победки в словесных перепалках. Вот как-то так.

Источник: https://www.litres.ru/asya-motina/mamina-zhizn-ot-a-do-ya/chitat-onlayn/page-2/

Несовершенное материнство | 8 способов быть неидеальной, но хорошей мамой

История одной неидеальной мамы

Будет справедливо сказать, что каждая женщина ступает на тропу материнства с багажом убеждений о том, какой должна быть хорошая мать.

В этом багаже — ожидания семьи, друзей, ближайшего круга общения и общества в целом.

Все это вдобавок к образу «хорошей матери», транслируемому в СМИ, может настолько сильно влиять на наше восприятие, что расслышать собственные мысли о материнстве в этом шуме бывает непросто.

И настолько непросто, что к дару материнства добавляются непрошеные бонусы в виде тревожности, депрессии и переизбытка негативных эмоций.

Хочу поделиться с вами небольшой историей одной мамы, которая обратилась ко мне за помощью. Она позволила мне поделиться этой историей, потому что она хорошо иллюстрирует, как перфекционистский подход к воспитанию детей и завышенные ожидания могут приводить к печальным последствиям.

История Селии

Селия (имя изменено по просьбе героини) пришла ко мне на консультацию, когда ее ребенку было четыре месяца. Она была по-настоящему напугана неприятными мыслями и тревогой, которые она испытывала после рождения малыша.

Селия описала свои симптомы так: бессонные тревожные ночи, отсутствие аппетита, страх, неуверенность, когда она остается одна с младенцем.

Сквозь слезы и очевидное чувство стыда она призналась мне, что у нее появляются мысли о том, чтобы причинить вред себе или ребенку, и эти мысли пугают ее, потому что в реальности ничего плохого ни себе, ни своему малышу она не желает.

У Селии было чувство, что ее мысли и эмоции вышли из-под контроля, что она сходит с ума. Она рассказала, что роды были тяжелыми. Ей были вынуждены сделать экстренное кесарево сечение, и она всерьез считала, что не выживет. «Тогда я осознала, что мне придется пожертвовать своей жизнью ради ребенка», — призналась она.

Когда эти симптомы удалось нивелировать благодаря таблеткам и психотерапии, мы начали разбираться с ее установками касательно материнства, чтобы понять, как именно они усугубляют ее дистресс.

Кто такая хорошая мать?

Я предлагаю мамам такое упражнение: прошу их записать все качества «достаточно хорошей мамы».

Первоначальный список Селии был таким: 

  1. Любит ребенка безусловно.
  2. Никогда не причиняет вред ребенку.
  3. Всегда делает то, что лучше для ребенка.
  4. Всегда ставит нужды ребенка перед своими собственными.
  5. Всегда хочет быть вместе с ребенком.
  6. Должна всегда чувствовать, что главнее ребенка для нее в мире ничего нет.
  7. Всегда должна быть готова пожертвовать ради ребенка чем угодно.
  8. Должна быть рада оставаться с детьми дома целый день.
  9. Никогда не испытывает по отношению к ребенку негативных чувств.
  10. Должна чувствовать, что единственное, что ей нужно для счастья, — это ее ребенок.
  11. Должна воспринимать себя как личность только через материнство.
  12. Не должна скучать, проводя время с ребенком.
  13. Должна переполняться радостью каждый раз, глядя на ребенка.
  14. Никогда не должна думать о том, какой приятной была ее жизнь до появления детей.
  15. Должна уметь нянчить детей весь день, не нуждаясь в отдыхе (роскошь).
  16. Не должна испытывать раздражение, когда ребенок будит ее ночью.

Как я тогда и сказала Селии, одно чтение этого списка вызывает у меня сильную тревогу, и я представить не могу, каково это, когда все эти пункты действительно необходимая часть материнства. «Должна», «не должна», «всегда» — становится трудно дышать!

Помочь Селии осознать, что это нереально, было не так сложно. Когда я спросила ее, откуда она взяла все эти убеждения, она ответила, что всегда была уверена, что именно так чувствует себя ее мама. Но знаете, что та сказала, когда прочитала список Селии? «Да ни одна мать так себя не чувствует!»

Мы долго работали над этим — Селии было нелегко заменить нереалистичные ожидания адекватными. Но как только ей это удалось, она составила новый список качеств хорошей матери, которая старается:

  1. Учить ребенка жить полной жизнью.
  2. Быть рядом с детьми, когда они в ней нуждаются.
  3. Научить ребенка ценить себя.
  4. Обеспечивать ребенка едой, кровом над головой и любовью.
  5. Быть хорошим примером для своих детей.
  6. Освобождать время, чтобы просто повеселиться вместе с детьми.
  7. Позволять детям совершать ошибки и учиться на них.
  8. Учить детей безусловной любви.

Немалая разница, правда? Никаких «должна», «не должна», «никогда». Никакого стремления к недостижимому идеалу.

https://www.youtube.com/watch?v=8T-rlA8jbGk

Сейчас дела у Селии намного лучше. Пугающие мысли ушли, прекратились панические атаки. Ей стало проще получать радость и удовольствие от общения с малышом. Антидепрессанты помогают бороться с послеродовой депрессией на биохимическом уровне. 

Кто такая хорошая мать для вас?

Мы все становимся матерями с уже готовым списком «должна» в голове. Часть из этих ожиданий абсолютно оправданна, часть — совершенно недостижима.

Кто такая хорошая мать для вас? Попробуйте и вы честно составить для себя свой список. Обратите внимание на «должна» и «всегда». Задумайтесь, действительно ли это ваши представления или вы заимствовали их из собственного детства, в своем сообществе, у значимых людей, из модных журналов.

Смею предположить, что каждая из вас, дорогие мамы, уже является достаточно хорошей матерью для вашего ребенка.

Источник

От редакции

О том, что такое «достаточно хорошее материнство», расказывает семейный психотерапевт Мэрелин Уэдж: https://psy.systems/post/dostatochno-xoroshaya-mat

Психолог, писатель Виктория Борисова рассуждает о родительских ошибках «ради детей»: https://psy.systems/post/vse-radi-detej.

Для современных женщин, которые мечутся между детьми и работой и хотят привести в равновесие количество сил и энергии для разносторонних себя, cемейный психолог Людмила Петрановская составила список практических советов. В книге «#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы» она объясняет, как избежать жертв в гонке за карьерой и семьей: https://psy.systems/post/ludmila-petranovskaya-self-mama

Источник: https://psy.systems/post/nesovershennoe-materinstvo

Идеальная мама, или Как не сойти с ума

История одной неидеальной мамы

05.06.2017

creatista/ru.depositphotos.com

Недавно услышала гимн счастливой мамы двоих детей, жизнь которой похожа на мечту. Не слышали? Обязательно послушайте. Счастливая мама — не та, у которой посуда по полочкам, дети по струнке, рюши по линейке.

Счастливая мама не одета с иголочки, на её брюках можно найти следы детского завтрака, её самое тайное желание — полежать в ванной хоть полчаса одной, «можно даже воду не набирать».

И главное: счастливая мама совершенно не соответствует идеалистическим представлениям юных, не обременённых детьми девушек об идеальном материнстве.

Как гордость мешает жить

Попробую на своём примере неидеальной мамы двух сыновей доказать вам это, а заодно помочь стать менее идеальной и более счастливой.

Итак, идеальная мама должна всё делать сама и всё это, конечно же, должно у неё получаться. До рождения детей я именно так и думала. Мне вообще казалось, что мама просто обязана со всем справляться сама. И неважно, сколько у этой мамы детей, какой у них характер и какая разница в возрасте: всё это, как и любые другие жизненные обстоятельства, в расчёт приниматься не должно.

К слову, я действительно со всем справлялась и справляюсь сама. Я с боем приучила к этому всех близких родственников — как со своей стороны, так и со стороны мужа. Они больше не звонят мне и не спрашивают, чем помочь.

Если я в какой-то момент недоумеваю, почему (кстати, недоумевать я стала не сразу, а спустя года четыре с момента рождения первого ребёнка), то ответ бывает очевиден: я для всех справляюсь сама.

Я же сама во всеуслышание заявила о своей самостоятельности, ещё будучи беременной в первый раз. Чему я, собственно, удивляюсь?

Интересное по теме: «Материнство: из крайности в крайность, или поиск золотой середины».

Я хотела доказать всем, и себе в первую очередь, что я идеальная мама, не знающая усталости, жалости к себе и окружающим. Моё единственное желание — быть рядом со своими малолетними детьми 24 часа в сутки, и не дай Бог кому-то их доверить.

Вдруг я пропущу что-то очень важное в становлении их личности? Вдруг они будут плакать без меня, когда я выйду в магазин на полчаса? Что если им наденут не те футболки и накормят обедом из трёх блюд не в том порядке? Просто страшно представить! Я с успехом справилась с поставленной задачей, доказала всем свою самостоятельность, но стала ли я от этого идеальной и счастливой — тот ещё вопрос.

Последствия моих ошибок

Мои мамские гордость и самость долгое время не давали мне расслабиться и жить спокойно. Немного сбавить пыл я решила, когда мои силы практически закончились, правый глаз стал постоянно дёргаться, а голос каждые десять минут был готов сорваться на фальцет в связи с очередным «Маааааам!».

Оказалось — поздно. Мои дети никого, кроме меня, не признавали. Они требовали, чтобы я была рядом с ними 24 часа в сутки. Если же они вынужденно оставались с бабушками и дедушками, то заставляли их неукоснительно выполнять мамины указания, записанные на бумаге, и постоянно сверялись с этим списком.

Интересное по теме: «Я – хорошая мать!».

Непререкаемый материнский авторитет — это, несомненно, повод для гордости. Но теперь я думаю, что эта моя «авторитетность» совсем не стоила того, чтобы настолько ограничивать детское общение собственной персоной, а собственную персону — детьми.

Я не говорю о том, что сыновей надо было постоянно кому-нибудь спихивать, но более частые поездки к бабушкам и дедушкам, выходы с мужем в свет без детей (в кино, кафе или просто погулять на часок) не повредили бы никому.

Наоборот, они сделали бы мою жизнь легче, а жизнь моих родителей и родителей мужа — насыщенней и богаче на положительные эмоции.

Хорошая мама – кто она?

Пересмотрев свои взгляды, основанные на мифических рассказах о супермамах, я пришла к выводу, что быть хорошей мамой, которая может гордиться собой, совсем не значит забыть про себя и возложить своё практически бездыханное тело на семейный алтарь.

Быть хорошей мамой — значит полюбить себя в этом новом качестве со всеми своими недостатками и оплошностями, слабостями и желанием немного отдохнуть. Это значит научиться доверять близким и помнить, что ваши дети — это не только сыновья и дочери, но ещё и племянники и племянницы, внуки и внучки.

Надо научиться делиться своими детьми с теми, кто дал жизнь вам самим и кто их тоже любит. Я ничего не пропущу — напротив, приобрету: чувство локтя и единения с семьёй, ощущение себя не как самостоятельной единицы, а как части чего-то большого, целого и нерушимого. Для своих детей я всегда буду самой лучшей мамой, идеальной во всех отношениях.

Так пусть эта самая лучшая мама на свете будет ещё и счастливой. Во многом это зависит от отсутствия лишних и ненужных требований к себе, а также от веры в собственную неповторимость без напрасных жертв и ошибок.

Источник: http://citymoms.ru/idealnaya-mama/

Теория привязанности, слезы ребенка и важность альтернативных мнений

История одной неидеальной мамы

Как я уже не раз писала в блоге, я сторонник теории привязанности в воспитании детей и внимательно читаю и слушаю Людмилу Петрановскую и Ольгу Писарик, например.

Часто в сети я вижу дискуссии на эту тему, в основном по поводу того, что дети, растущие по этой теории, по свидетельству противников, часто капризные, родители бегают за ними и потакают, а те, якобы, превращаются в неприспособленных к жизни нюнь и плакс.

Свой внутренний диалог на эту тему я до недавнего времени я выстраивала примерно так: “Так, нюни и плаксы нам не нужны, нюнь мы растить не будет точно. С другой стороны душа не лежит к приучению котика с рождения к тому, что “жизнь не сахар”. Да и вообще, пока младенец ничего не понимает, буду его просто любить всячески, ну и дело с концом. Подумаю об этом завтра”.

И Мишка рос себе и рос, никогда особо не плакал, не капризничал, знай себе бока наедал, спал хреновато, но улыбался и тут… Примерно месяц назад мы начали наблюдать увлекательнейшие картины слез градом или крика ором, когда, например, не даешь ему какой-то интересный ему предмет. Или например не понял, до чего он хотел дотянуться, не подал ему, а он уже сразу оп и в плач.

Мы с Лешей напряглись немножко, почитали энторнеты, решили, что это он так мир исследует и в общем-то продолжили давать, что просит и “бежать по первому зову и плачу”, как сказали бы противники теории привязанности. Тем более что мы к плачу-то его не привыкли, для нас плач – это значит больно и страшно. Так и продолжили жить.

Тем временем мой пост про “слезет с рук” спровоцировал несколько важных событий, которые в общей своей массе привели меня к поразительным выводам по поводу воспитания моего сына.

Событие первое

Моя подруга Ксюша, мама почти 4-хлетнего мальчика, написала мне очень интересные мысли. Альтернативные, скажем так, моим изначальным. И тем ценнее мне было услышать ее мнение.  Привожу тут их в сокращении (с ее разрешения, конечно же)

Артюшка всегда был беспроблемным ребенком.С самого рождения он ел каждые 4 часа и все остальное время спал. В 4 месяца он перестал просыпаться ночью на перекус, то есть стал спать с 10 вечера примерно до 8-9 утра.И мы перевезли его в свою комнату. Никаких перемен он не почувствовал, и, укладываясь, всегда улыбался.

Кстати мы никогда не спали вместе, с первого дня после роддома я спала с мужем, а Артюшка рядом в своей кроватке. Мне очень важно высыпаться, а с малышом этого бы не получилось. И еще, я никогда не укачивала его, мне это постоянное сотрясание кажется противоестественным.

В 6 мес я закончила кормить грудью, потому что у меня началась сезонная аллергия (почти астма), и однажды на прогулке я чуть не задохнулась, доползла до первой аптеки, купила антигистаминные, и с этого момента уже не могла давать молоко ребенку.

Но на смесь он отреагировал совершенно спокойно, и как некоторые дети, никогда не отказывался и все соски ему подходили. С начала прикорма тоже ел всегда все, что я предлагала, никогда не плевался и не кидался едой. Когда я заметила, что соска (пустышка) потеряла свой первичный смысл, я решила с ней распрощаться.

Сказала сынульке, что мы только что вернулись с моря, а теперь она поехала отдыхать. Ему был 1 год и 7 месяцев. Плакал он минут 40 наверное, но на следующий день про нее даже не вспомнил.У многих есть проблема с детками в машине, не хотят сидеть в автокресле и т.д.

Живя в Швейцарии, сложно не разъезжать туда-сюда на машине, и я, сажая Артюху, обычно говорю: дорога предстоит долгая, но делать нечего, нам надо ехать. Говорила даже когда ему был только месяц. И до сего момента у нас не было ни одной истерики в машине.

И еще, я почти никогда не носила его ни в слинге, ни в эрго рюкзаке. Мне было очень тяжело с самого начала (спине), даже, скажем, очень неудобно практически носить ребенка на себе, и я всегда перекладывала его в коляску. Не смотря ни на что связь между нами всегда была безумно сильной, и мы оба это чувствуем.

У Артюхи пару месяцев, начиная с конца первого, как у большинства малышей, были колики.

И несколько раз после 2 часов попыток найти средство как ему помочь, а их много (живот к животу, разные позы, соска, теплая мягкая грелка), и когда ничего не помогало, но он продолжал плакать, я клала его в кроватку, в кокон, и ложилась спать, потому как больше не видела смысла в этой тарантелле. Да, ему больно, ему плохо, но я никак не могла помочь ему в тот момент.

И лучше так, чем невменяемая замученная мама на утро. Через какое-то время он засыпал. Мне кажется, здесь огромную роль играет интуиция, и если маме кажется, что она поступает верно, этому чувству надо доверять.

Еще были моменты в первые пол года жизни, когда я его клала спать, а он плакал, я могла подержать 5-10 минут, но потом все равно клала в кроватку, выключала свет и закрывала дверь, он мог плакать еще минут 20-30, но потом засыпал.

Я знаю общепринятое мнение на этот счет, особенно альфа-мамочек (каковой к вашему удивлению, и себя считаю), что я этим буквально убиваю ребенка, но я так не думаю.Он особо вообще без причин никогда не плакал, почти всегда улыбался и смеялся, с ним безумно легко.

Сейчас по-разному, потому что я вижу, что он – очень сильный человек, во всех смыслах, и протесты у него тоже сильные. Несмотря на это, он очень много понимает о жизни в свои 3,5 года, и с ним всегда можно найти компромисс и запланировтаь что-то вместе.

После любого конфликта он бежит ко мне или я иду к нему, мы обнимаемся, целуемся, обсуждаем что произошло и говорим как сильно любим друг друга. Я вижу как это важно для него, про себя уже и не говорю.

Я говорю Артюше: мы с папой всегда рядом и всегда будем рядом с тобой, если и когда тебе нужна помощь и поддержка, забота и внимание, но у мамы и папы тоже есть свои обязанности и свои желания.

Мне кажется, безумно важно, первостепенно, с самого начала видеть в ребенке человека, личность, уважать его потребности и желания, но не смотреть в рот и не делать все, что хочет ребенок, это точно не поможет ему стать тем человеком, которым мы хотим видеть своих детей.Просто у меня в принципе нет такой сильной реакции на детский плач, у меня “не переворачивается все внутри”. Слезы чаще всего взрослые воспринимают как свои собственные – от грусти, боли, разочарования. Но у новорожденного ребенка они несут совершенно другую функцию. Это выражение любого дискомфорта, потребности, которую очень часто сам малыш не может идентифицировать. В нашей жизни у человека нет постоянного комфорта, это было бы странно, и наверное даже страшно. И мне кажется, ребенку, чтобы осознать комфорт, просто необходимо почувствовать дискомфорт. Чтобы научиться распознавать чувство голода – нужно дать ему пережить это чувство. Ведь очень часто и минуты не проходит, как кроха просыпается, а мамочка уже несется со всех ног удовлетворять любые его потребности – грудь, чистый подгузник, взять на ручки и поукачивать скорее. Он еще и понять не успел беспокоит ли его что-то вообще, и что это.

При этом у него должно быть стойкое чувство того, что он очень желан и любим самыми близкими людьми. И если это есть, то он обязательно почувствует и примет эту любовь!

Событие второе

Источник: http://www.happymamaquest.com/teoriya-privyazannosti-slezy-i-alternativnye-mneniya/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.